Подвиги волжских моряков

Волжская военная флотилия
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В боях под Сталинградом Волжская военная флотилия оказала неоценимую помощь в обороне города.

С. П. Лысенко на флотилии помнят все. Это ему, бесстрашному командиру, дивизион бронекатеров во многом обязан своим гвардейским званием. Помнят и последний подвиг офицера Лысенко.

Стало известно, что группа наших бойцов с боями отошла к берегу. Половина их была ранена. Враг наседал. Бой был неравным — гитлеровцев было в несколько раз больше, чем наших. И тогда Лысенко повел на левый берег бронекатер. Повел сам, как всегда поступал, когда выпадало самое трудное задание. Вместе с командиром дивизиона пошел его заместитель по политической части Н. Н. Журавков.

У берега гитлеровцы обстреляли катер. Тяжело ранен командир дивизиона. Командование кораблем принял на себя Николай Никитич Журавков. Он тоже был ранен, еле держался на ногах, но не подавал виду. Бронекатер подошел к берегу, взял всех советских бойцов и под огнем, медленно раздвигая льдины, направился к левому берегу. Журавков довел корабль до Ахтубы. Передал врачам своего друга Лысенко, всех остальных раненых. И только тогда узнали, что политработник тоже ранен. Без кровинки в лице, он повалился на руки санитарам.

Волга покрывалась льдом. Корабли, не приспособленные для действий в ледовой обстановке, метр за метром, с разгону, пробивали путь. За короткое время они доставили на правый берег 65 тысяч солдат и более 2 тысяч тонн боеприпасов и других грузов. Из осажденного города было эвакуировано 35 тысяч раненых и 15 тысяч жителей.

Самый трудный рейс выдался отряду бронекатеров под командованием старшего лейтенанта Бориса Николаевича Житомирского. Перед самым походом молодой офицер был принят в кандидаты партии. Катера пробились сквозь лед, выгрузили боеприпасы. На обратном пути по ним открыли огонь вражеские танки. Один танк моряки подбили. Но тут снаряд попал в командирскую рубку. Повис на штурвале убитый рулевой Емелин. Житомирский, раненный в обе ноги, сам встал за руль. У него хватило сил вывести катер из-под обстрела. Когда упал командир, корабль повел боцман старшина 1-й статьи комсомолец Кулешов. Отряд вернулся в базу, не потеряв ни одного катера.

Житомирский долго пролежал в госпитале и снова вернулся на флотилию. Я его встретил на одном из кораблей. Хромает: левую ногу заменил протез. Но полон энергии: «Мы еще повоюем!»

Двадцатилетнего лейтенанта Василия Михайловича Загинайло с несколькими разведчиками и радистами. Послали в группу войск полковника С. Ф. Горохова, дравшуюся на изолированном пяточке на северной окраине города. Высадившись на берег, моряки сейчас же связались с кораблями и начали корректировать их огонь. Загинайло переносил свой корректировочный пункт то в передовую траншею, то рядом с КП полковника Горохова, а то и на ничейную полосу. Несколько дней он с радистом старшиной 2-й статьи Николаем Пурыкиным провел под подбитым танком в непосредственной близости от противника и отсюда корректировал огонь. Работал он умело, снаряды падали исключительно точно. Отвагу и мастерство лейтенанта высоко оценило командование сухопутных войск. Командарм В. И. Чуйков представил его к двум орденам — Красной Звезды и Красного Знамени.

Волжская военная флотилия

Орден Красного Знамени сияет на груди коммуниста старшего лейтенанта Олега Константиновича Селянкина.

— Наш лучший минер, — сказал о нем начальник штаба бригады.

Я узнал, что прошлой осенью Селянкин во главе отряда из 30 моряков высадился во вражеском тылу. Задание было необычное: они должны были сорвать неприятельские переправы на Дону. Матросы тащили на себе сотни килограммов взрывчатки. Провели разведку. В большой излучине Дона у немцев действовало несколько понтонных мостов. Моряки прошли вверх по течению и, укрывшись в камышах, приступили к делу. На плотики укладывался мощный заряд взрывчатки. Самое сложное — так установить взрыватели, чтобы они сработали, когда плавучий фугас окажется под мостом. Снаряжением мин руководили старшины 2-й статьи И. И. Печалин и В. П. Кромарев. Наконец все готово. При мерцающем свете немецких ракет моряки по пояс заходят в ледяную воду и пускают мины по течению. Вначале все шло хорошо. Селянкин безошибочно рассчитал направление течения, и фугасы плыли без помех. Но подул ветер, и некоторые мины изменили направление, их прибило к заросшей камышом отмели. Не задумываясь, Селянкин и Кромарев поплыли туда. Малейшее прикосновение к минам грозило взрывом, но офицер и старшина не думали об этом, отводили плотики на стрежень, на места с самым быстрым течением.

Над рекой загремели взрывы. К утру все понтонные переправы были разрушены. Моряки действовали в расположении противника, пока не израсходовали весь запас взрывчатки. Через 22 дня Селянкин искусно провел группу через линию фронта к своим.

Моряки флотилии вспоминают волнующие дни контрнаступления наших войск под Сталинградом. Правда, корабли в это время не могли принимать активного участия в боях: мешал лед. Бронекатера с огромным трудом пробивали его. В ночь на 21 ноября один из катеров дважды с боевыми грузами прошел через реку к заводу «Красный Октябрь». Во время второго рейса корабль был поврежден вражескими снарядами и потерял ход. Его прибило к берегу на виду у противника. Моряки замаскировали катер простынями. Экипажу разрешили укрыться в береговых блиндажах, но никто не покинул корабль. Весь день под вражеским обстрелом моряки заделывали пробоины, выкачивали воду. С наступлением темноты бронекатер был отбуксирован в свою базу.

В донесении, где описывался этот случай, приводился лишь номер бронекатера.

— А почему не названы имена людей? — спросил я у начальника штаба.

Он пожал плечами:

— Так ведь трудно было определить отличившихся. Все работали как положено.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *