Подводная война на балтике

Подводная лодка Северного флота

Фашистская Германия активно применяла авиабомбы для нанесения максимального урона Балтийскому флоту, но не сумев с помощью авиабомб уничтожить крупные корабли флота, гитлеровцы решили добиться этой цели другим оружием.

Минирование рек и каналов

Когда на Неве начал ломаться и двигаться лед и появилась чистая вода в заливе, вражеские самолеты в одиночку и группами, под прикрытием ночной темноты, стали сбрасывать в реку и Морской канал сотни разных мин. Минировали они и Кронштадтскую бухту. Наибольшую опасность представляли донные мины, с новыми секретными взрывателями — акустическими, магнитными, инерционными и другими.

Балтийцы заранее готовились к борьбе с этим коварным оружием и имели у себя кое-какое «противоядие». В основном использовались тралы-баржи, заполненные пустыми бочками и различным металлоломом. Они двигались на буксире за размагниченным катером. Такая баржа приобретала значительное магнитное поле, которое вызывало взрыв мины. Потом на эти баржи установили вибраторы различной мощности, создававшие акустическое поле, воздействовавшее на взрыватель.

Смекалка русских солдат

По собственной инициативе матросы, старшины и офицеры изобретали и другие способы борьбы с коварными минами врага. Народная мудрость и сметка помогали найти выход.

Командование флота всегда с вниманием относилось к предложениям подчиненных, решительно поддерживало их инициативу, давало «добро» на смелые, зачастую, рискованные начинания.

Так было с внедрением винтовочного гранатомета, разработанного флотскими офицерами Н. Г. Пановым и Ф. Д. Жиляевым поздней осенью 1941 г. в Кронштадте.

Гранатомет испытали на переднем крае у Пулковских высот. Он показал себя хорошо — метал гранаты до 100 метров, прямо в окопы гитлеровцев. В течение всей блокады гранатометы флотских инженеров использовались также в войсках фронта.

Так было и с прожекторами, которые установили в районе Ораниенбаума. Долгое время не находили способа, как замаскировать от гитлеровских наблюдений Морской канал, по которому корабли шли из Ленинграда в Кронштадт. Дымовые завесы в сильный ветер мало помогали.

Прожектор

Однажды кто-то предложил включить мощные прожектора с рассеивателями, которые образуют стену света от Ораниенбаума в сторону Стрельни.

Командующему флоту Трибуцу это предложение понравилось. Попробовали и убедились — гитлеровцы не могли разглядеть, что происходит за этой стеной света.

Когда остро встала проблема борьбы с новыми типами вражеских мин, снова нашлись энтузиасты. Однажды такая «штучка» упала на здание по 17-й линии Васильевского острова. Парашют зацепился за дымовую трубу, целехонькая мина легла на крышу.

Флотские офицеры Федор Тепин, Михаил Миронов и Александр Гончаренко взялись разобрать и узнать ее секрет. Им удалось выпотрошить мину полностью. Через час вместе со своими трофеями (приборами и устройствами) они были в кабинете командующего флотом.

Трибуц дотошно расспросил смельчаков, осмотрел трофеи и здесь же в кабинете всех троих наградил орденами Красной Звезды. А Федора Тепина трижды расцеловал, когда узнал, что тот еще в первую мировую войну служил на Балтике минным унтер-офицером, был награжден четырьмя Георгиевскими крестами, а потом участвовал в гражданской и советско-финляндской войнах. Минеры дали возможность советским инженерам и ученым найти эффективные способы борьбы с вражескими новинками.

Подводные лодки Балтийского флота

Наступила весна 1942 года. Как и планировалось, подводные лодки КБФ вышли в море тремя эшелонами. Каждый поход сопровождался большими трудностями и опасностями. Не все лодки вернулись потом в Кронштадт. Но переполох в стане врага они навели отменный. Гитлеровский флот не досчитался многих транспортов и боевых кораблей.

С мая и до глубокой осени гитлеровцы метались по Балтике в поисках советских подводных лодок. Но транспорты, груженые шведской рудой, танкеры с горючим, суда с боевой техникой и боеприпасами, предназначенными для группы армий «Север», тонули одно за другим.

Подводная лодка Балтийского флота

Походы в Балтику совершили 36 подводных лодок. Они потопили около 60 транспортных судов фашистов общим водоизмещением в 132 тысячи тонн и несколько боевых кораблей.

Удары балтийских подводников вызвали в мире заметный политический резонанс. Газеты запестрели сообщениями о том, что уверения гитлеровских вождей, будто Балтийский флот «давно уничтожен», оказались блефом. Швеция и другие страны стали проявлять осторожность, в их отношениях с Германией появился холодок.

Встревоженные гитлеровцы решили перекрыть Финский залив стальными противолодочными сетями. Затратив огромные денежные и материальные средства, фашисты в 1943 году осуществили свой замысел.

От острова Найссаар, что лежит при входе в Таллинский залив, и до финского полуострова Порккала-Удд они поставили две линии сетей, сплетенных из стальных канатов, на всю глубину Финского залива. Сети начинили минами и сигнальными устройствами, их охраняли специальные группы кораблей и самолетов.

Балтийские моряки пытались прорываться сквозь эти заграждения, но безуспешно. Походы лодок в 1943 году были временно прекращены. Но не в характере Трибуца и балтийских моряков было сидеть, сложа руки.

Летчики Балтики уже имели навыки полетов торпедоносцев в открытое море для поиска и уничтожения вражеских транспортов. Военный совет флота принял меры к распространению опыта. Группами и в одиночку, с подвешенной под фюзеляжем торпедой, уходили ИЛ-4 на поиск врага в центральную Балтику.

ИЛ-4 с торпедой

«Свободной охотой» называли летчики такие полеты. Гитлеровцы в 1943 году лишились еще 46 транспортов и боевых кораблей от ударов балтийцев.

— Не давать противнику ни минуты свободно плавать на Балтике! — такому девизу следовал Владимир Филиппович Трибуц всю Вторую мировую войну.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *