Поединок

поединок
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Мыслимо ли это? В состоянии ли человеческий разум принять такое решение, а человеческие нервы выдержать напряжение такого подвига? Да, в состоянии.

С двумя минами, прижатыми к бокам, комсомолец Карпов выбежал из-за угла дома навстречу черному вражескому танку, который мчался по улице, вздымая снежную пыль. Человек и танк сошлись на короткой дистанции, так что уже не могли разминуться, тем более, что с обеих сторон были дома. Стрелять танк не мог. Его оружие на такой дистанции — это гусеницы. Танк сделал рывок вперед: стальная громада спешила накрыть человека, которого водитель, разумеется, считал неудачливым бойцом. На самом же деле человек вышел на смертельный поединок.

Поединок продолжался всего лишь несколько мгновений. Впрочем, нет, он начался давно.

Карпов еще в школе знал, что в мире существуют силы империализма, ставящие своей целью унизить и поработить свободные народы.

Когда фашистские самолеты клевали и терзали живое тело республиканской Испании, кулаки мальчика сжимались от гнева. Как и многие дети в деревнях Салтыковского района, под Пензой, да и по всей стране, Карпов носил тогда шапочку испанского республиканца. Несомненно, уже тогда он внутренне готовился к поединку с черным смертоносным смерчем, который, гуляя по далекой земле, сметал все живое, все прекрасное.

С тех пор представление Карпова о добре и зле стало более полным. Сознание его окрепло. Когда война вступила с запада на нашу землю, он был трактористом.

Карпов идет в райком комсомола, идет в райвоенкомат, и вот самолет несет его, добровольца-парашютиста, на запад, и он, скользнув по плоскости самолета, летит в белую снежную пропасть. Затем с бесстрашными своими товарищами он входит в села, изгоняя фашистов. Он видит столько человеческого горя, что если бы даже в груди его был камень, а не живое сердце, то и камень расплавился бы от гнева и ненависти. Захватчики убивают детей за то, что они плачут по ночам, матерей за то, что они утешают детей. Фашисты грабят людей, забирают у них последнее.

Поход по растерзанным, сожженным деревням подготовил комсомольца Карпова к подвигу.

поединок

К этому подвигу вели Карпова самые лучшие его, самые благородные чувства. Он хотел счастья своей семье, своей стране и потому не знал страха в бою. Он хотел быть достойным своих товарищей, а десантники — народ безупречной храбрости.

Бывало в первые недели отдыхает Карпов после боя, лежа на снегу, и что-нибудь тихонько напевает. Остановится командир, спросит:

— Поешь?

— Пою.

— Это хорошо. Значит, крепок духом.

Карпов был душевный парень, любимец подрывников. И на этот раз перед боем оц говорил своему другу Тыщенко:

— Если останемся живы, будем друг другу родней братьев.

И это чувство дружбы тоже подтолкнуло Карпова в решительный момент: иди на подвиг.

Нет, поединок продолжался не мгновенье. Уже давно десантники вступили в схватку с врагом в его собственном тылу, уже прошли не одно испытание.

10 марта 1942 года на участке, где действовал сапер- подрывник Карпов, создалось особенно напряженное положение. Противник повел очередное наступление с целью уничтожения десанта.

В ночь на 13 марта он вел методический артиллерийский и минометный огонь по деревне, огонь на изнурение. В девять утра — шквальный артиллерийский налет. В десять одновременно с нескольких направлений пошла в наступление пехота противника. 400-450 фашистов двигались со стороны деревни Анастасьино, до двух рот — по дороге из Тарасово. Около роты автоматчиков пробиралось заброшенной дорогой в тыл нашему гарнизону.

У десантников крепкие нервы. Их было всего около сотни в обороне, но они не дрогнули, зная силу своего оружия. В этой сотне был и Карпов. Заговорили пулеметы и автоматы десантников. Потеряв до семидесяти человек убитыми, противник откатился на всех направлениях для перегруппировки.

Около полудня фашисты вновь пошли в наступление, на этот раз под прикрытием танков.

Десантники-саперы успели минировать дорогу в лесочке. Но они заложили мины там, где скользят полозья саней. А танк шел одной гусеницей посредине дороги, другой — по целине. Танки прошли. Правда, на минах подорвалась группа пехотинцев, но это не могло иметь решающего значения.

Уже в то время, когда танки преодолевали снежное поле перед деревней, два сапера, два товарища Карпова, ползком выдвинулись вперед и еще раз, под огнем танков, заложили свои самодельные мины, причем один, Тыщенко, был ранен.

Под ураганным пулеметным огнем противник не мог разминировать дорогу или хотя бы произвести тщательную разведку. Один танк подорвался. Но другой уже выходил на окраину села. Из-за угла дома открыл огонь расчет противотанкового ружья, но не достиг успеха. Танк прямым попаданием уничтожил расчет. Дом загорелся. Это был центр села. Отсюда основная группа десантников вела огонь по пехоте противника, вступившей в село вслед за танками. Танк шел в центр группы. Карпов ясно это видел из-за горящего дома.

У десантников особенно высоко развито чувство взаимовыручки. Ведь горстка храбрецов в тылу врага только до тех пор и представляет непобедимую силу, пока все связаны общим планом, подчинены единой воле. Прорыв обороны у деревни Новая позволил противнику выйти в центр удерживаемого района. И в данную минуту решалась судьба многих и многих товарищей Карпова.

Вот в такой обстановке человек вступил в поединок с танком. Ящики-мины стояли на снегу, только что вынесенные из горящего дома. Танк двигался к дому. Через минуту, когда он пройдет, расстреливая десантников из орудий и пулеметов, эти ящики уже станут ненужными. Но сейчас…

Карпов взял ящики подмышки. Танк должен был пройти в десятке метров от дома. В последний раз взглянул Карпов на товарищей и хотел что-то сказать, но вокруг гремел бой и танк приближался. Наклонившись вперед, как если бы навстречу дул сбивавший с ног ветер, Карпов бросился к танку, под гусеницы.

Раздался взрыв. Эхо этого взрыва разнеслось по всем блиндажам и окопам, призывая десантников к боевому бесстрашию. Это слышала страна наша, народ, свято хранящий в сердце имена героев. Эхо этого взрыва покатится сквозь толщу веков. Притихнут наши правнуки, слушая былину о человеке, о десантнике, о комсомольце, который вступил в поединок с черным танком и, пожертвовав своей жизнью, победил танк и остановил наступающего врага.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *