Покушение на Ленина

Покушение на Ленина

В Петрограде убили видного деятеля партии М. С. Урицкого, а незадолго до этого — М. М. Володарского. Все это были звенья одной цепи, тайная война против Советской республики, ее правительства.

Пусть будет горе тем, кто встает на пути рабочего класса! Внеочередная сессия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета 2 сентября приняла суровое постановление:
«ВЦИК дает торжественное предостережение всем холопам российской и союзнической буржуазии, предупреждая их, что за каждое покушение на деятелей Советской власти и носителей идей социалистической революции будут отвечать все контрреволюционеры и все вдохновители их».

Покушение на Владимир Ильича

Злодейские выстрелы 30 августа 1918 года прозвучали на заводе Михельсона, тяжелое ранение получил В.И. Ленин. Событие подняло в стране, мощную волну гнева. Дни, наполненные болью и тревогой. Специальные бюллетени извещали страну о самочувствии Ленина. Но они кратки, с медицинскими терминами, и со всех сторон шли запросы, письма, звонки: как здоровье Владимира Ильича?
У Троицких ворот с утра собирались толпы. Каждый желал если не попасть в Кремль, то хоть передать сердечное слово. Рабочие отряды, отправлявшиеся на фронт, проходили по Красной площади на носках. Почта доставила из Орловщины протокол волостного Совета: «Вставай, наш славный вождь, мы тебе поможем, не грусти, с тобой все социалистическое крестьянство». Телеграф:

«Если нужен мой уход за Ильичей, немедленно телеграфируйте Липецк, почта, фельдшерица Нина».

И газета с шапкой на все шесть колонок: «Ленин борется с болезнью,-Он победит ее! Так хочет пролетариат, такова его воля, так он повелевает судьбе!»
На три выстрела из браунинга по-разному отозвался весь мир.

Публикации в иностранных газетах о покушении на В.И. Ленина

Газета итальянских рабочих «Аванти!» печатает статью «Ленин»:
«Эта кровь — если нашему дорогому товарищу действительно придется оплатить жизнью смелый и величественный вклад, внесенный им в дело, за которое мы все боремся…— крещение, а не отходная… Ленин идет впереди… Быть может, он уже умер. Мы этого не знаем и полны тревоги за его судьбу. Но мы уверены, что… русский пролетариат, высоко поднявший красное большевистское знамя и уже в течение года дающий отпор буржуазии всего мира, непременно победит».

«Счастливое событие, — ликовала парижская «Матэн», — Ленин, по-видимому, мертв». Одновременно со страниц буржуазной прессы полились ушаты клеветы о «красном терроре».

Рассказ очевидца событий

В тихом холле больницы Лечсанупра Кремля со старым человеком, очевидцем и непосредственным участником тех драматических дней.Высокий, седой, с твердым открытым взглядом. Я его спросил:
— «Известия» за 4 сентября восемнадцатого года, сообщение о расстреле Каплан я смотрел. Но мне приходилось слышать и легенду, будто эта террористка все-таки не была казнена, а умерла много лет спустя своей смертью на поселении. Что в этом от правды?
— Все неправда. После покушения на Ильича много врали насчет облав по всей России, зверств ЧК, потоков голубой крови и тому подобное. Но Фанни Ройд, она же Каплан, была расстреляна.
Он поднял крепкий, костистый рабочий кулак и повторил:
— Да, вот этой самой рукой.
Помолчав, продолжал с паузами между фразами:
— Расстреливать трудно… Даже опасных преступников… Но эту…— Еще сжатый кулак его побелел в косточках.
— Доставили ее в тупик позади Большого дворца. Завели мотор грузовика. А тут, откуда ни возьмись, Демьян Бедный, он тогда в Кремле жил. Я ему говорю: — Уйдите, товарищ Демьян, не полагается. А он мне: — Ничего, говорит, буду свидетелем, может, пригодится для истории…

Потом я прочитал в книге ветерана революции:

«Постановление ВЧК: Каплан — расстрелять

Фани КапланПриговор был исполнен. Исполнил его я, член партии большевиков, матрос Балтийского флота, комендант Московского Кремля Павел Дмитриевич Мальков,— собственноручно. И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда».
…Бюллетени о состоянии здоровья Владимира Ильича становились все определеннее, бодрее. Прошло четыре дня, пять, неделя. Ленин уже беспокоится, чтобы не пропало ни одного номера из получаемых им газет. Врачам говорит:
— Что вы сидите около меня, разве у вас нет дела в больнице?
Он уже встает, ждет, когда разрешат и будет в силах выходить. Ему готовят взамен разорванного пулями пальто новое — легкое, с рукавом не зашитым, а застегивающимся на кнопки, чтобы не травмировать больную руку.
К Ленину пускают только докторов и самых близких друзей.
Как вы себя чувствуете, Владимир Ильич? — неизменный вопрос. И ответ:
— Самым наилучшим образом. Пора на службу!
А когда соболезновали, сочувствовали, отвечал:
— На войне как на войне. Еще не скоро она кончится…

Выписка Ленина

Ленин мужественно поборол опасное ранение, и 16 сентября, с рукой на перевязи, еще бледный, осунувшийся, но с тем же свойственным ему живым, веселым блеском в глазах, уже участвовал в заседании ЦК, а на следующий день вел заседание Совнаркома, вновь руководил страной.

Вскоре, в погожий денек, была снята бесценная, но такая коротенькая кинолента. Этот небольшой фильм под названием «Прогулка Владимира Ильича в Кремле» пустили сначала по рабочим клубам, а потом стали показывать всюду. При появлении на экране Ленина зрители вскакивали с мест, рукоплескали, видя своего вождя выздоровевшим и бодрым.
Владимир Ильич сразу с головой ушел в работу, но врачи знали, что его организм еще не окреп, и настояли хотя бы на трехнедельном отвлечении от дел. Ленин подчинился и выехал в Горки, на отдых.
Отдых?
За это время он написал книгу

Один комментарий на тему “Покушение на Ленина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *