Польские дети в Бухенвальде

Бухенвальд
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Не помню точно, был ли это второй или третий прибывший в Бухенвальд транспорт поляков. С транспортом, о котором я здесь рассказываю, прибыло в Бухенвальд около тысячи поляков, в том числе двести детей и подростков в возрасте от восьми до шестнадцати лет. Большинство этих детей были запуганы жестокими издевательствами эсэсовцев. Они находились в пути много дней и были совершенно истощены. Лагерфюрер Флорштедт накинулся на детей с грубой бранью. Он обозвал их грязными польскими свиньями, преступниками, ленивыми собаками, убийцами из-за угла.

Хотя дети вряд ли понимали его слова, все же многие из них начали плакать.

У нас, заключенных, было лишь одно мнение: детям нужно помочь. Подпольное руководство коммунистической организации немедленно собралось на заседание, на котором обсуждался вопрос о том, что мы можем сделать, чтобы помочь детям. Альберт Кунц спросил меня, не представляется ли возможным включить целиком всех детей в мою команду, строительную команду. Я согласился с этим предложением и обещал «прощупать» по этому вопросу первого лагерфюрера Шоберта.

До того как обратиться к Шоберту, я поговорил с моими бригадирами Адольфом Маисом, Эрнстом Блашке и Людвигом Зауэрбиром.

Этот разговор утвердил меня в моем решении предложить лагерфюреру включить группу молодых поляков целиком в мою рабочую команду, с тем чтобы постепенно обучить их ремеслу каменщиков. После того как я заранее заручился поддержкой своего предложения со стороны начальника моей команды и начальника строительства, я обратился к Шоберту, твердо решив ни при каких условиях не допустить, чтобы он отклонил мое предложение.

Я рассказал ему, как трудно найти необходимых каменщиков. В то время для строительства подземных промышленных предприятий и аэродромов требовалось все большее число каменщиков и строительных рабочих. Я доказал ему, что если эта рабочая сила уйдет из Бухенвальда, то от этого пострадает строительство в Бухенвальде. Для окончания строительства сооружений в концлагере были установлены жесткие сроки, и поэтому мне удалось убедить лагерфюрера и арбайтсэйнзатцлейтера в необходимости подготовки каменщиков.

Меня обругали, но все же мое предложение было наконец принято. Угрожая мне, что «если дело не пойдет на лад, то тебе так дадут по заднице, что у тебя лопнет кожа на ней», Шоберт согласился на мое предложение.

Дело происходило зимой. Детей нельзя было держать на сильном морозе. Поэтому я предложил нашему лагерному старосте Эрнсту Буссе сосредоточить всех польских мальчиков в школе, с тем чтобы обучить их для начала ремеслу каменщика теоретически. Староста лагеря согласился с моим предложением и обещал урегулировать этот вопрос с раппортфюрером.

Бухенвальд

Я попросил Георга Лемана и Альфреда Шуберта, с которыми я проживал вместе, в блоке изготовить из дерева небольшие бруски размером 25X12X6 миллиметров. На изготовление этих брусков мне даже удалось добиться распоряжения начальства. Бруски были скоро изготовлены, и, кроме того, для них сделали два красивых ящика. Таким образом были созданы основные предпосылки для теоретического обучения ремеслу каменщика. По моим эскизам мои друзья, работавшие в малярной мастерской, должны были изготовить необходимые макеты, которые изображали разные виды кладки.

Затем начались занятия. В качестве помощника нам удалось подыскать хорошего польского товарища, который одновременно являлся также переводчиком. Преподавателем был я; в этом деле мне помогал Мане. Очень скоро у нас с ребятами установились хорошие отношения, и каждый день был для нас радостным событием.

Однажды меня вызвали к лагерфюреру Шоберту. Он раскричался на меня: «Зиверт, чем это вы занимаетесь с этими польскими олухами? Мне доложили, что вы там произносите речи политического характера. Вы там говорили о союзах; между прочим, о польском и о голландском союзе Г Зиверт, вы рискуете своей головой. Если это правда, то я должен подать рапорт о наложении на вас взыскания. Вы ведь точно знаете, что вам не разрешено беседовать о союзах».

Было очень трудно убедить Шоберта, что речь идет о специальных терминах. Лишь после того, как ему подтвердил это начальник строительства, он удовлетворился моим объяснением. Шоберт распорядился, чтобы на наших занятиях присутствовал один из обершарфюреров. Нам, однако, вскоре удалось заинтересовать этого обершарфюрера разными другими вещами, так что в большинстве случаев мы проводили занятия в его отсутствие.

Таким образом, я получил возможность рассказать польским юношам не только об английской кладке или перекрестной кирпичной кладке и о других специальных вещах, но и кое о чем таком, что постепенно знакомило их с нашим отношением к гитлеровскому государству и СС.

Нам удалось добиться того основного, к чему мы стремились, организуя эти занятия. Мы спасли большую часть этих детей от гибели и уничтожения. Некоторые из них стали хорошими каменщиками, некоторые — хорошими ремесленниками. Больше всего меня радовала благодарность этих молодых людей. В настоящее время я был бы еще более рад, если бы те, кто пережил это тяжелое время, рассказали теперь у себя на родине, что в то время сделали мы, немецкие политические заключенные, для того, чтобы облегчить их положение.

Сообщение от 31 мая 1948 года

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *