Помнить с кем воюешь

вов Западновка январь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Бои продолжались с неослабевающим напряжением. Были и танковые контратаки и налеты вражеской авиации. Лишь 16 января, пройдя за 6 дней около 20 километров, мы вышли на рубеж хутора Западновка. Здесь наше наступление опять , остановилось. Цепи залегли. Но инициатива замполита 776-го стрелкового полка батальонного комиссара П. С. Бирульчика открыла путь дальнейшему продвижению.

На его глазах одна из контратак противника с танками и самоходками вызвала замешательство в некоторых подразделениях полка. Бойцы начали было пятиться. Тогда Бирульчик посадил на трофейный штабной бронетранспортер десант автоматчиков и с ними ворвался в Западновку, наделав там изрядного переполоху. Этим не замедлил воспользоваться Шумеев. Полк овладел Западновкой.

Достигнутый успех был развит немедленно. Атакой с флангов был взят и следующий хутор — Малая Россошка, а на другой день во взаимодействии с частями 24-й стрелковой дивизии генерала Ф. А. Прохорова мы овладели хутором Большая Россошка. Последующая задача дивизией была также выполнена. После этого распоряжением командарма дивизия выводилась во второй эшелон армии и сосредоточивалась восточнее Малой Россошки и готовности отразить контратаки противника с востока и юго-востока.

За неделю боев противнику был нанесен большой урон: уничтожено более тысячи гитлеровцев, захвачено 500 автомашин, 40 танков, 30 орудий. Мы освободили из плена 26 советских военнослужащих, которых накормили, обогрели, затем отправили на сборный пункт. Радости их не было предела.

Перемещая свой командный пункт в хутор Малая Россошка, мы шли балкой Грачева, берущей начало от совхоза № 1. В балке, что называется, живого места не было. Большинство землянок, блиндажей было разрушено пушечным огнем из танков и огнем орудий полковой артиллерии, пробивавших путь нашей пехоте к Западновке. Дно балки было завалено трупами и техникой противника.

Отступая, мы не часто видели результаты боевой работы наших артиллеристов, стрелков, танкистов, летчиков, — все это оставалось за линией фронта. Мы фиксировали лишь то, что успевали запечатлеть в горячке боя да приносили разведчики. И, что греха таить, иной раз на глазок определяли потери противника. Теперь же нам было дано шагами измерить всю глубину подвига советских бойцов. Неумолимы законы статистики: за каждым убитым есть еще 2-3 раненых, хотя их и унесли санитары. А это тоже убыль в рядах врага! Налицо был невиданный разгром.

Но и у нас были потери. Солдаты похоронной команды двигались полем боя, подбирали, тела убитых и хоронили в братских могилах под троекратный ружейный салют. Вечная память и слава им! Они выполнили свой долг до конца.

Перейдя во второй эшелон, мы получили некоторую передышку. Появилось немного свободного времени, можно было съездить в Западновку.

вов Западновка январь

Западновка жила обычной прифронтовой жизнью. Дымили полевые кухни. Возле входа в какой-то погреб трепетал на ветру белый флаг с красным крестом. Это развернулась санрота 776-го полка. Артиллеристы чистили орудие — багровыми от холода руками с натугой загоняли в ствол банник. Рядом бойцы разгружали грузовик о боеприпасами. Ящики со снарядами сразу же убирали в передки. Кто знает, долог ли отдых?

Хутор жил, но хутора не было. От него остались развалины. Кое-где они еще дымились, и горький запах горелой глины заползал в ноздри, в горло. Возле одной из немногих чудом сохранившихся хат я увидел толпу людей. Здесь были А. Ф. Соболь, начальник политотдела В. Ф. Клочко, работники политотдела дивизии, солдаты и несколько местных жителей. Последних гитлеровцы угоняли с собой, но при поспешном отступлении из Большой Россошки бросили своих пленников. И вот теперь люди вернулись к своим жилищам.

Примостившись возле снарядного ящика, агитатор политотдела писал акт о преступлениях гитлеровцев, совершенных в Западновке, Большой и Малой Россошке. Рядом стояли двое пожилых мужчин в потрепанной одежде. Женщины, причитая, что-то говорили агитатору, и тот заносил их слова на бумагу.              ‘

А. Ф. Соболь взял первые листы акта и протянул их мне. Начало акта было обычное: «После вступления частей Красной Армии в Западновку, Малую Россошку, Большую Россошку местными жителями в составе председателя Россошинского сельсовета Городищенского района Полякова Терентия Тимофеевича, председателя колхоза «Девятое января» Усачева Якова Афанасьевича и других граждан в присутствии представителей Красной Армии составлен акт  на причиненные убытки и издевательства фашистов над советскими гражданами…».

А дальше — факты и цифры: «…за период с сентября 1942 года по январь 1943 года 26 зверски избитых жителей, в том числе пятеро детей… Разрушено и сожжено общественных построек 69…

Уничтожено 118 га фруктовых деревьев, полностью уничтожено 105 домов колхозников, частично разрушено 23, надворных построек 123… Гитлеровцы угнали 75 коров, 250 овец, 10 свиней и забрали более 1000 кур. Они полностью уничтожили хутор Западновка и причинили большие убытки селениям Малая и Большая Россошка…»

Я молча читал. Да и что скажешь — это уже не война, а разбой!

— Этот документ доведите до каждого бойца, прочтите перед строем, размножьте, раздайте каждому, чтобы носил на груди и помнил, с кем воюет…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *