Пора отложить учебники и взяться за оружие

Фото мобилизация 1941
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В 1941 году мне было пятнадцать лет. Я жил тогда в Туле и учился в ремесленном училище, готовясь стать фрезеровщиком на оружейном заводе. Мне нравилась моя будущая рабочая специальность, и я с удовольствием постигал ее тонкости. Увлекался я и велосипедным спортом. К тому времени я уже участвовал в четырех областных соревнованиях.

И вдруг война! Вместе со всеми стоял я у репродукторов, слушал сводки, и с каждым днем крепла во мне решимость во что бы то ни стало попасть на фронт. Я отправился в военкомат, но военком сказал, что в моем возрасте не воюют, а набираются знаний, и я ушел ни с чем.

Настала осень. Фронт приблизился к Туле. Но Красная Армия и поднявшиеся на защиту родного города тульские рабочие, которыми командовал капитан Горшков, остановили врага. Началась длительная осада Тулы. Фашистская артиллерия обстреливала город. Недалеко от нашего дома, находившегося на окраине, расположилась гаубичная батарея, которая вела огонь по вражеским позициям.

Однажды командир батареи подозвал меня и спросил, не могу ли я сходить с кем-нибудь из приятелей в деревню Гостеевку и незаметно для врага выяснить, где стоят орудия. Я, конечно, с радостью согласился — ведь это было самое настоящее боевое задание!

На следующее утро мы с Петькой Выборновым отправились в Гостеевку. Заранее договорились: я пройду по левой стороне деревни, Петька — по правой. Если остановят — скажем, что идем к знакомому пареньку за учебником. Но нас никто не остановил. Мы прошли вдоль деревни, каждый по своей стороне, и отметили про себя, возле каких домов стоят пушки. Потом на всякий случай — а вдруг задержат на обратном пути — все-таки взяли учебник у парня, с которым я учился, и вернулись в город.

Командир расстелил перед нами карту Гостеевки, где были обозначены все дома, и мы указали ему расположение немецких орудий. Часа через два наши гаубицы открыли ураганный огонь. А день или два спустя командир пришел к нам домой, обнял меня и расцеловал: разведка донесла, что все вражеские орудия уничтожены.

В апреле 1942 года я узнал от своего друга Миши Карымова, что при Тульском областном управлении НКГБ формируется партизанский отряд в основном из спортсменов-динамовцев. Мы подали заявления. Через несколько дней всех записавшихся вызвали, построили и начали отбирать. Я сообразил, что предпочтение отдают тем, кто повыше ростом, и, когда подошла моя очередь, поднялся на цыпочки. Так я попал в отряд.

Наш отряд назывался «Чекист». Мы прошли боевую подготовку, получили оружие, боеприпасы и, простившись с родными, отправились к месту назначения.

Нам предстояло пересечь фронт недалеко от города Кирова Орловской области. Наши войска занимали оборону по опушке леса, а гитлеровцы находились в лесу, километрах в пяти. Примерно неделю мы выжидали подходящего момента, наконец пришел приказ собираться и двигаться вперед.

За час ходьбы лесом мы преодолели километра четыре, как вдруг послышались удары топоров — рубили лес. Командир приказал нескольким бойцам, в том числе и мне, отправиться в разведку. Возглавил группу армейский разведчик, до этого ежедневно доставлявший нам сведения об обстановке на участке, где мы должны пройти. Мы вышли на лесную дорогу, пересекающую наш путь. Я увидел, что вдоль нее тянутся тонкие цветные провода телефонной связи. Вытащил финку, собираясь перерезать их, но вовремя сообразил, что этого делать нельзя: ведь к месту обрыва не замедлят явиться немецкие солдаты, чтобы наладить связь.

Мы перешли дорогу и продвинулись еще метров на семьдесят. Впереди виднелось какое-то укрепление из бревен с амбразурами. Я хотел было сказать об этом армейскому разведчику, шедшему слева от меня, но неожиданно раздался выстрел. Откуда-то появились и забегали гитлеровцы, потом залегли и открыли огонь. Я как-то даже не сразу понял, что мы обнаружены, что враги стреляют в нас и что я уже нахожусь на той самой войне, куда так стремился попасть.

Но раздумывать было некогда. Я лег возле дерева. Другие ребята тоже залегли. Началась перестрелка. Увидев немца шагах в двадцати от себя, я прицелился и выстрелил. Он упал. Потом я заметил другого, тот целился в кого-то из наших. Я снова выстрелил — и снова удачно. Руководимые армейским разведчиком, мы стали медленно отползать, чтобы выбраться из зоны вражеских укреплений. Фашисты подбирались к нам все ближе и ближе. Перестрелка не ослабевала. Стреляли и сзади — там, где находился отряд. Но постепенно стрельба в той стороне начала отдаляться, и вскоре мы остались одни.

Возле меня оказался мой тульский знакомый Лева Андреев. Теперь мы старались держаться рядом. Вдруг мы увидели, как в нескольких метрах от нас встал во весь рост Миша Карымов — тот самый, который «сосватал» меня в партизаны. Немецкие пули пробили ему грудь и шею, из ран лилась кровь. Достав гранату, Миша выдернул чеку, крикнул захлебываясь: «Прощайте, ребята!», и упал, накрыв собой гранату. Раздался взрыв, оборвавший жизнь Миши. Он был всего на год старше меня…

Бой продолжался. Невдалеке щелкнул выстрел. Повернувшись на его звук, я заметил гитлеровца, притаившегося в развилке двух деревьев, поймал его на мушку и тоже выстрелил. Тот дернулся и обмяк. «Попал!» — крикнул я Леве. Но Лева ничего не ответил. Я повернулся к нему. Его голова была пробита пулей чуть выше лба. Мой выстрел опоздал всего на несколько секунд.

Мы заняли более удобную оборону. Но вскоре стрельба затихла, и немцы исчезли так же внезапно, как и появились. Дождавшись ночи, мы — девять человек, в том числе двое раненых, — отправились в обратный путь. Утром мы были среди своих.

партизаны в бою

Вернувшись в Тулу, я заболел, а когда поправился, отряд «Чекист» был уже в фашистском тылу: его вторая попытка перейти фронт оказалась более удачной.

Меня направили в спецшколу, где в течение восьми месяцев я овладевал навыками, необходимыми для диверсионной работы в тылу врага. В марте 1943 года, окончив школу, я вновь прибыл в распоряжение Тульского областного управления НКГБ. Здесь старший лейтенант И. М. Петров поручил мне подобрать ребят в формировавшийся партизанский отряд «Запорожцы». Командиром отряда был назначен старший лейтенант В. С. Парамонов, обладавший уже изрядным боевым опытом: до этого он командовал отрядом «За Родину», который действовал в Орловской области. После тщательной боевой подготовки наш отряд был заброшен во вражеский тыл.

Мы находились неподалеку от деревни Свитица Ляховичского района Барановичской области. Сама деревня была сожжена фашистами, и жители ютились в землянках. В окрестных селах стояли гарнизоны противника, но кругом были леса и болота, а они, как известно, всегда надежно укрывали партизан.

За полгода нашей диверсионной группой было пущено под откос девятнадцать вражеских эшелонов с живой силой и техникой. В результате убито и ранено более 1200 немецких солдат и офицеров, уничтожено около сотни танков, десятки орудий, автомашин, множество боеприпасов, продовольствия и других грузов.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *