После керченской селедки у фашистов сухо в глотке

После керченской селедки у фашистов сухо в глотке
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Последний этап Крымской кампании длился с 22 апреля по 12 мая. С 7 мая, когда начался решительный штурм севастопольских укреплений, бои носили особенно ожесточенный характер. Они завершились полным триумфом советского оружия.

В районе Севастополя немцам и румынам удалось временно задержаться. Гитлер сменил командование 17-й армии, отозвал генерала Иенеке, а новому командованию приказал удержать Севастополь во что бы то ни стало. Сотни транспортных самолётов и десятки судов начали подбрасывать пополнения для потрёпанных дивизий, артиллерию и боеприпасы. Противник стал готовиться к упорной обороне. С потерей неприятелем таких портов, как Ялта, Евпатория и ряда других, были значительно сужены возможности эвакуации. Все устремилось к Севастополю.

Поэтому обороноспособность врага здесь особенно возросла, а характер местности, естественные условия еще более усиливали ее.

Что собою представляли укрепления противника под Севастополем?

Они в основном базировались на оборонительных рубежах и линиях, созданных нашими войсками в 1941 и 1942 гг. Внешнюю линию обороны, проходившую по реке Бельбек, немцы удлинили к югу и юго-востоку. Противник основательно укрепил и промежуточный рубеж обороны севернее реки Качи, где пытался остановить наши войска ещё в апреле. Наши части тогда с хода прорвали этот рубеж и отбросили врага к Бельбеку.

Севастопольские укрепления состояли из многих полос и опирались на цепь кремнистых гор, полукольцом опоясывающих город. Таковы знаменитые Мекензиевы горы, Сапун-гора, Федюхины высоты и ряд других больших и малых возвышенностей. На этих высотах в незабываемые 250 дней севастопольской обороны 1941 —1942 гг. покрыли себя бессмертной славой бойцы Красной Армии и моряки Черноморского флота.

Здесь хотели немцы отсидеться в 1944 г. Они ещё более усилили в инженерном отношении все линии обороны под Севастополем и до предела насытили их огневыми средствами. Всю артиллерию, которую противнику удалось спасти во время отступления через Крым, он выставил против наших войск.

Сапун-гора была превращена буквально в каменную крепость, усиленную железобетонными сооружениями, траншеями и минными заграждениями. В отвесных уступах этой торы были сооружены в несколько ярусов доты с тяжёлыми и лёгкими орудиями и множеством пулемётов. Вся гора была опоясана линиями траншей, минными и проволочными заграждениями, поднимавшимися снизу вверх.

Такой же неприступной казалась Сахарная головка — высота, прикрывающая Севастополь с востока. Можно сказать, что врага здесь защищал сам камень, — его не берёт бронебойная пуля и даже не всякий артиллерийский снаряд.

После керченской селедки у фашистов сухо в глотке

На участках переднего края внутреннего обвода укреплений противник создал 565 пулеметных точек в легких укрытиях, 87 миномётных точек, поставил большое количество противотанковых орудий, а также соорудил 300 дзотов, 250 дотов и 58 наблюдательных пунктов. Количество артиллерии достигало весьма внушительных размеров. Немцы использовали и подземные сооружения.

Всего на Севастопольском плацдарме было сосредоточено несколько десятков тысяч преимущественно немецких войск. Деморализованные остатки 3-й румынской армии немцы отвели в тыл, не полагаясь на них. К 7 мая немецкие войска получили до 5 тысяч человек пополнения.

Немецкое командование, несмотря на поражение у Сиваша и в степных районах Крыма, надеялось удержать этот плацдарм за собой и сделать его исходным для осуществления своих будущих планов. Как и накануне удара Красной Армии на перешейках и под Керчью, Гитлер и его генералы приказывали своим солдатам драться до последнего патрона и выражали уверенность в том, что Севастопольский плацдарм удастся отстоять. «Держать севастопольский обвод, балаклавские высоты до последнего солдата, не отступать ни на шаг!»—таков был смысл одного из приказов Гитлера. Немецким войскам выплачивались двойные оклады и были обещаны специальные медали. Всё было тщетно.

С подходом наших армий к Севастополю резко изменился самый театр военных действий. Действовать можно было только по дорогам, а количество их настолько сократилось, что по существу оставались лишь две магистрали: одна — основная — вдоль железной дороги проходит в горах, местами отвесно возвышающихся над ней; вторая — вдоль моря через Байдары на Балаклаву и далее к Севастополю.

Как и на Перекопском перешейке, решающая роль в наступлении под Севастополем отводилась артиллерии и миномётам. В тесном взаимодействии с воздушными силами они должны были сокрушить неприятельскую оборону, еще более прочную, чем на других участках Крымского фронта.

Возможностей для обходного маневра почти не было. Поэтому роль артиллерии и минометов здесь возросла еще больше. Насыщенность артиллерией и минометами на направлениях главного удара достигала нескольких сот стволов на один километр фронта.

Период с 22 апреля по 7 мая был использован нашими войсками для подготовки штурма Севастополя. В условиях лесисто-горной местности и ограниченного количества дорог это было довольно сложной задачей, которую наше командование успешно разрешило. Была подтянута артиллерия, подвезены в достаточном количестве боеприпасы, сосредоточены крупные силы авиации, проведена тщательная разведка и произведена перегруппировка войск.

В предварительной стадии, пока немецкая оборона под Севастополем прощупывалась всеми методами разведки, особенно важны были действия нашей авиации. Сложность их в этом районе заключалась в том, что немцы сосредоточили там огромное количество зенитных средств. В момент появления наших самолётов небо буквально чернело от разрывов снарядов зенитной артиллерии. Тут на помощь нашим лётчикам приходила артиллерия, подавляя неприятельские зенитные средства.

Близость наших аэродромов к Севастополю благоприятствовала нанесению непрерывных массированных ударов по транспортам немцев и румын на морских коммуникациях между Крымом и Румынией и по их обороне на всю глубину. Эти удары проводились во взаимодействии с боевыми судами Черноморского флота, которые также внесли свою долю в дело освобождения Крыма от захватчиков.

В то время как войска 4-го Украинского фронта громили зажатые в тиски немецко-румынский войска на земле, торпедные катера и подводные лодки Черноморского флота наносили им удары с моря. Они подкарауливали противника на морских путях его отступления. Подводные лодки, героически неся свою боевую вахту, беспрерывно находились в определённых секторах Чёрного моря, на путях наиболее вероятного движения противника.

Только за несколько дней апреля подводными лодками и торпедными катерами Черноморского флота было потоплено до двух десятков различных судов противника. С каждым днём эти потери врага возрастали. Опубликованные Советским Информбюро данные о потоплении 191 корабля противника — результат действий нашей авиации и Черноморского флота, к которым в последние дни борьбы за Севастополь присоединилась и артиллерия наземных войск. Сколько немецких и румынских солдат и офицеров нашли себе могилу в глубоких водах Чёрного моря! Недаром поётся в солдатской частушке:

После керченской селёдки У фашистов сухо в глотке. В Чёрном море воды много, Лишь на дно ведет дорога!

С полным правом можно сказать, что стремительное наступление на последний оплот неприятельской обороны в Крыму велось на суше, в воздухе и на море. От чётко слаженного и мощного удара наших сил вражеские укрепления рухнули в короткий срок.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *