Последнее настпупление Бабаджаняна

советские танки

Зима 1945 года. На западном берегу Вислы, южнее Варшавы, готовилось наступление войск 1-го Белорусского фронта. Красная Армия должна была очистить всю Западную Польшу и вступить на территорию фашистской Германии.

Соединение Бабаджаняна готовилось войти в прорыв совместно с другими танковыми соединениями. Казалось, земля на плацдарме прогнется под тяжестью техники, собранной для удара. Командиры орудий переругивались между собой: пушек было так много, что их трудно было разместить.

Казалось, здесь незримо присутствуют миллионы работниц и рабочих уральцев, сибиряков, москвичей, ленинградцев, донбасцев — все те, кто самоотверженным, бессонным трудом своим создали великолепную грозную лавину стали и взрывчатки. И вот наступил час удара.

Молочно-белый туман лег на землю. Но туман не скрыл от нашей артиллерии противника. Все его огневые средства, расположение траншей и ходов сообщения были заранее засечены. 25 минут длилась невиданная по мощи огневая подготовка, и тотчас вслед за огневым валом пошла пехота.

В первый день боев, 14 января 1945 года, была прорвана первая линия немецкой обороны, состоявшая из трех траншей. К исходу второго дня были прорваны еще две линии немецкой обороны. В образовавшуюся брешь, прорубленную пехотой, вошли танки.

Бабаджанян страстно ждал этой минуты. Земля и небо дрожали от страшного гудения моторов. Танковые соединения полковника Бабаджаняна двумя колоннами, с зажженными фарами пошли в поход, в сторону немецкой земли. Это была лишь малая часть стальной танковой лавины, ведомой генерал-полковниками танковых войск Катуковым, Богдановым, Рыбалко к границам «третьей империи».

В этом наступлении Бабаджанян владел не только чудесной мощной техникой, о которой он мечтать не смел в тяжелые суровые дни сорок первого и сорок второго годов. В этом наступлении владел он драгоценными знаниями и опытом, завоеванными в величайших трудах, завоеванными страданием и кровью.

Он владел тактикой танковых боев, сложнейших боев современной войны. Он знал силу таранного наступления огромных масс стреляющих с ходу танков. Он знал, что в быстроте и неутомимости ударов — залог успеха, залог победы малой кровью, что в медлительности, в колебаниях, в боязни смелых решений таится гибель.

Он знал, как нужно, находясь в глубине вражеской обороны, создавать видимость окружения; он знал, как нужно ловить противника, ведущего к фронту резервы, как бить и уничтожать эти резервы на марше, с ходу.

Он знал, как важно, единожды нарушив оборону противника, парализовать все его попытки вновь создать оборону, терзать его, не давая дня, часа, минуты облегчения, чтобы противник не был даже в силах развернуть свою артиллерию. Он знал, что лучшая дорога для танка в хорошую погоду — это бездорожье, целина. Он знал, как обходить, охватывать, вырываться в тыл, зажимать в клещи.

В сказочно короткий срок было пройдено 570 километров от Вислы до Одера. Танки в этом наступлении предпочитали ночные действия. Ночью потери для танков были ничтожно малы: артиллерия противника была бессильна бороться со стремительными, невидимыми во мраке машинами.

Эти массированные ночные действия танков, вызывавшие панику и ужас среди врага, были совсем не просты для наших танкистов. Нелегко ориентироваться, стремительно двигаться, окружать, совершать налеты, таранить оборону врага в глубоком мраке зимней ночи, в лабиринте улиц чужих городов, в паутине чужих дорог.

В этом наступлении темп движения был высшим законом для Бабаджаняна и его танкистов. Дневное продвижение на 90 километров считалось обычным. Был день, когда танки прошли 120 километров.

Этот невероятно высокий темп наступления создал условия для прорыва стратегической обороны Берлина в районе Хохвальде, Либенау.

Да, недаром быстрота стала богом танкового наступления! Едва танки Бабаджаняна дошли до Одера, едва успели танкисты передохнуть, как началось новое наступление. Бабаджанян получил новую задачу. Его соединение было нацелено на север для поддержки наступавших войск маршала Рокоссовского.

Трижды наносили танки стремительные удары на Кольберг и на Гдыню, трижды прорубали они себе дорогу к морю, трижды выходили они к самому берегу Балтийского моря и грозный гул моторов смешивался с грохотом тяжелой морской волны. От Вислы до Гдыни Бабаджанян прошел с боями около 1500 километров. Это рекорд военного мастерства. Это рекорд человеческой выносливости и железной целеустремленности. Наконец, это рекорд любовного и бережного отношения к мотору и ходовой части танка.

колонна танков

Бабаджанян шел на Трептов, предместье Берлина. Много прекрасных людей, ветеранов-танкистов погибло в последнем бою войны. Смерть витала над головой Бабаджаняна. В этом последнем бою, как и в первых боях войны, он не склонил головы, не бежал от опасности. На этот раз судьба была добра к нему.

Ночью огромное зарево стояло над Берлином, днем черный дым застилал весеннее небо. Танкисты Бабаджаняна шли среди развалин германской столицы к рейхстагу. Здесь в ночь на 2 мая 1945 года у дымящихся стен башенные стрелки послали последние снаряды по врагу. Берлин капитулировал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *