Последние дни Бухенвальда

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

B середине марта 1945 года крах Германии был лишь вопросом нескольких недель. Форсирование Рейна сигнализировало нам о наступлении последней фазы войны. Перед массами заключенных стоял роковой вопрос: не уничтожат ли эсэсовцы в последний момент наш лагерь?

Мы не могли открыто пропагандировать наши оборонительные мероприятия. Задачей массовой работы мы считали разложение эсэсовской охраны. Часть эсэсовцев прямо заявляла, что в случае поражения они намерены нас уничтожить.

В конце марта в результате прибытия эвакуированных внешних команд численность заключенных в лагере возросла до 50 000 человек. Условия размещения и снабжения приняли катастрофический характер. Перед лагерем тоже стоял вопрос об эвакуации. Комендант лагеря счел этот момент подходящим для того, чтобы произнести успокоительную речь. Он велел построить спасательную команду и выступил перед ней.

В своей речи он заявил, что ему якобы отдан приказ не эвакуироваться, а в случае необходимости сдать лагерь в полном порядке. Он предостерег немцев относительно того, что французы и чехи могут совершить попытку поднять восстание. Они якобы просили по радио прислать им оружие, чтобы перебить всех немцев в лагере.

Это последнее сообщение только вызвало у нас иронические улыбки и послужило нам доказательством того, насколько сильно заблуждается лагерное начальство. Нам лучше, чем ему, было известно, что наши французские и чешские товарищи никогда не отделяли себя от немцев и уж тем более не выступили бы против нас с оружием в руках.

Мы расценили эту речь как обманный маневр, большинство же иностранцев сочло ее признаком капитуляции и предвестием мирного исхода событий. Однако надежды на мирный исход исчезли очень скоро. Уже на следующий день в 6 часов вечера было объявлено: «Всем евреям немедленно построиться на плацу для перекличек!»

Мы еще до речи коменданта обратились к заключенным с воззванием: не потерпим ни единичных, ни массовых ликвидаций. Естественно, что приказ «Все евреи — к воротам!» был воспринят как начало ликвидации евреев. Мы бросили лозунг: никому не выходить на плац!

Правда, там появилось несколько групп евреев, веривших больше в миролюбие эсэсовцев, чем в силы лагеря. В течение трех часов шла борьба между лагерным начальством и лагерем, но большинство евреев не явилось на плац для перекличек.

лагерь

На следующее утро была назначена генеральная перекличка. На этот раз эсэсовцы решили сами разыскать евреев, находившихся в лагере. В это время их было здесь около 8000, большинство — из Польши и Венгрии. С согласия всех секций мы решили продолжить борьбу в целях саботажа, затягивания и создания помех в эвакуации евреев, однако не доводить дело до вооруженного столкновения. Из 8000 заключенных евреев эсэсовцы разыскали 3000. Среди них не было ни одного еврея-антифашиста. Нам удалось всех их доставить невредимыми обратно в лагерь.

В этой борьбе мы понесли одну потерю. Один еврейский товарищ пытался защититься черенком лопаты и был застрелен.

5 апреля лагерное начальство организовало еще одну провокацию. Канцелярия получила список 46 товарищей — немцев, голландцев, поляков, чехов и австрийцев. Список составил один провокатор, по фамилии Дуда. Дуда прибыл из лагеря Саксенхаузен, где он действовал в качестве провокатора.

Интернациональный лагерный комитет решил во что бы то ни стало спасти этих 46 человек. После истории с евреями возбуждение в лагере уже было очень велико, усилилось боевое настроение. Отступление в данном случае означало бы полную капитуляцию.

По решению секций был распространен следующий призыв: «Лагерное начальство, которому угрожает виселица, намерено истребить наших лучших товарищей. Мы не потерпим ни ликвидации отдельных заключенных, ни массовых убийств. Вырвем из рук палачей их жертвы. Тот, кто поможет эсэсовцам найти этих 46 товарищей, тот — наш враг. Отвечайте на насилие насилием. Все за одного, один за всех».

Шестого числа эсэсовское лагерное начальство беспрерывно передавало требование о явке этих 46 товарищей. Никто из них не явился! Лагерное начальство вызвало к воротам лагерных старост, старост блоков, внутрилагерную охрану и пожарную команду, чтобы они искали этих 46 человек. Они искали, но никого не нашли.

Яростные угрозы расстрелять всех сменялись обещаниями, что с этими 46 заключенными ничего не случится. Лагерь держался твердо. Несмотря на беспрерывные поиски, внезапные проверки, организованные эсэсовцами, несмотря на угрозы истребить лагерных активистов, никто из 46 не объявился, и предателя также не нашлось.

7, 8 и 10 апреля эсэсовское лагерное начальство начало принудительную эвакуацию. Первая попытка, предпринятая 7 апреля, провалилась самым позорным образом. Предпо-лагалось эвакуировать весь лагерь за два часа. К назначенному часу на плац никто не явился. Эсэсовские офицеры пытались пригнать заключенных на плац сами, но сделать это им не удалось.

Комендант лагеря Пистер дал еще два часа сроку; после этого, заявил он, будет отдано распоряжение очистить лагерь с применением оружия. На плац для перекличек вступили эсэсовские сотни, вооруженные автоматами, пулеметами и «фаустпатронами». Одновременно эсэсовцы — начальники блоков стали выгонять заключенных на плац. Несмотря на все угрозы, эсэсовцам удалось после многочасовой беготни эвакуировать лишь 3600 заключенных.

То же самое повторилось и 8 и 10 апреля. Наша тактика затяжек и саботажа оправдала себя. Лишь 10 апреля нам пришлось примириться с уходом части активного антифашистского ядра. Среди эвакуированных оказались советские военнопленные и большое число польских антифашистов. Сообщение, написанное в 1945 году

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *