Последний боевой поход комдива

Последний боевой поход комдива
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Экипаж лодки К-3 в первом боевом походе получил задание — поставить мины в районе острова Квале и блокировать таким образом порт Хаммерфест. Подводники успешно выполнили приказ командования.

На обратном пути К-3 пришлось преодолевать множество проливов, подходы к которым оказались заминированными. Как быть?

— Попробуем пройти под минами! — посоветовал Гаджиев командиру лодки капитан-лейтенанту К. И. Малофееву.

Риск был большой. Тем не менее Малофеев, как и комдив, был убежден, что это единственный выход из положения. Опасная зона осталась позади, и 3 декабря лодка вошла в один из фиордов. Около полудня старшина 1-й статьи Алексей Виноградов с помощью акустических приборов обнаружил подозрительные шумы.

Усилить внимание к горизонту! — приказал командир лодки.

В 13 часов в перископе появился немецкий транспорт. Его охраняли сторожевой корабль и два катера. Командир решил прорваться сквозь охранение и торпедировать транспорт. К-3 приблизилась к каравану.

В 13 часов 28 минут раздалась команда: — Пли!

Через пару минут подводники услышали глухой затяжной взрыв.

Последний боевой поход комдива

Освободившись от торпед, лодка всплыла. Но ее тут же засекли корабли охранения.

Включен рычаг вентиляции цистерн быстрого погружения. К-3 стремительно ушла под воду. Посыпались глубинные бомбы. К тому же, стараясь во что бы то ни стало уничтожить лодку, немцы закрыли выход из фиорда.

Два часа длилось преследование, два часа рвались глубинные бомбы вокруг подлодки. К-3 легла на грунт. Теперь бомбы падали совсем рядом. Видимо, на поверхности появился соляр — хороший ориентир для вражеских кораблей. Упала плотность аккумуляторной батареи, в отсеках резко снизилось давление. В этой критической ситуации М. И. Гаджиев принял неожиданное решение: — Всплыть и вступить в артиллерийский бой!

Командир знал, что наверху К-3 поджидают корабли охранения и на их стороне несравнимое преимущество. Но нельзя и оставаться под водой. К. И. Малофеев объявил артиллерийскую тревогу. Лодка оторвалась от грунта. Боцман докладывал: — Глубина двенадцать метров! — Пять метров! — Три! — Ноль!

Отдраив рубочный люк, командир выскочил на мостик, за ним последовали управляющий огнем и артиллерийская прислуга. Фашисты не ожидали от советских подводников такого маневра. Они долго суетились у орудий, стреляли несвязно и неточно. Североморцы открыли ответный огонь.

Снаряды пятого залпа угодили в сторожевой корабль, он взорвался и затонул. На четвертой минуте артиллерийской дуэли пошел на дно катер-охотник. Другой поспешил убраться восвояси, к норвежским берегам. Смелые и решительные действия принесли подводникам три победы.

28 апреля 1942 года М. И. Гаджиев вышел в море на подводной лодке К-23. Это был двенадцатый и последний боевой поход комдива.

В полдень 12 мая лодка, на которой находился Гаджиев, обнаружила в Окс-фиорде вражеский конвой: один теплоход и два сторожевых корабля. Подводники торпедировали транспорт. Но североморцам не удалось оторваться от преследования. Лодка вынуждена была всплыть. Продолжая вести бой в надводном положении, экипаж К-23 потопил оба сторожевика.

Получив сообщение о полном разгроме своего каравана, немецкие генералы буквально не находили места от злости. Они бросили на поиски лодки самолеты и корабли с категорическим приказом — уничтожить лодку во что бы то ни стало. В неравном бою К-23 погибла.

23 октября 1942 года М. И. Гаджиеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Из 27 транспортов и кораблей охранения, потопленных дивизионом Гаджиева, десять были уничтожены при личном участии комдива.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *