Последний путь — поезд в лагерь «Дора»

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 3,67 из 5)
Загрузка...

Из надписи «Дора», которую железнодорожник сделал; мелом на вагоне, заключенные поняли, что их путь лежит в один из самых страшных лагерей уничтожения близ Нордхаузена. Чтобы гражданское население не подходило к поезду, один из эсэсовцев пишет большими буквами на стенке вагона слово «тиф». Таким образом, даже внешне, этими двумя словами, уже предопределена судьба транспорта.

От Глейвица мы едем уже десять дней. Десять дней лишений и мучений, десять дней борьбы за жизнь, которая больше ничего не стоит, и все еще не видно конца дороге.

На четырнадцатый день в полдень поезд с заключенными наконец останавливается на запасном пути близ лагеря. Заключенные измучены ужасами, пережитыми в дороге. Грязные и оборванные, они собираются на размокшей площадке возле железнодорожных путей. Из Моновица нас вышло 9500 человек. Колонна, которая с трудом тащится по крутому подъему к лагерю Дора, насчитывает теперь лишь половину.

В первые дни весны Нордхаузен подвергся ожесточенному воздушному налету, от которого пострадал также находящийся поблизости лагерь. От бомб, уничтожавших все без разбора, рушились бараки для заключенных, казармы эсэсовцев, и все это превратилось в море огня, в котором гибли еще оставшиеся в живых. Убитые были до неузнаваемости изуродованы фосфором; судьба, однако, справедлива, среди них имеется также много эсэсовских бандитов-убийц.

В связи с этими событиями комендант филиала лагеря Роттлебероде гауптшарфюрер СС Брейнинг отдает приказ о расформировании лагеря. Заключенные в количестве 1000 человек должны в течение ночи «форсированным маршем» перейти в трудовой лагерь Нидерсаксверфен.

Туда уже прибыли заключенные из лагерей Нордхаузен и Остероде. Снова их грузят в открытые железнодорожные вагоны и увозят в неизвестном направлении. Основная цель этого — увезти заключенных как можно дальше от районов, занятых союзниками, продвинувшимися далеко в глубь Германии.

Ведь заключенные концлагерей в качестве свидетелей могли бы дать мировой общественности «предательские» показания о фашистской политике уничтожения людей. Но с каждой неделей, даже с каждым днем становится все труднее увозить этих людей, затравленных почти до смерти, от их освободителей.

На этот раз эшелон с почти 2000 заключенных пытается пробраться на север. В течение трех-четырех дней поезд мечется от станции к станции. Часто он часами стоит на железнодорожном перегоне. Охрана, насчитывающая 100 человек, не спускает глаз с заключенных — ведь возможность побега теперь больше, чем когда-либо. Снова заключенные целыми днями не получают пищи, а это является радикальным средством, чтобы повысить число смертных случаев и отправить на тот свет еще большее число заключенных.

лагерь

В один из этих теплых весенних дней в полдень на горизонте внезапно появляется полдюжины американских или английских истребителей-бомбардировщиков. В лихорадочной спешке охрана покидает вагоны и ищет укрытия во рвах и на прилегающих к железнодорожному полотну полях.

Среди заключенных тоже возникает сильное замешательство. Чтобы укрыться, они бегут в лес, находящийся по ту сторону поля. В этом хаосе каждый думает только о себе. Некоторые из эсэсовских охранников заставляют заключенных становиться рядом с ними, чтобы прикрыться, так как людей в полосатой одежде противник не обстреливает.

Пикирующие истребители-бомбардировщики поливают поезд пулеметными очередями. Затем, после нескольких заходов, все успокаивается. Эсэсовцы выходят из своих укрытий. Среди них имеются убитые, вытянувшиеся трупы которых лежат возле паровоза. Заключенные еще рассеяны по местности или же находятся в небольшом лесочке, расположенном по ту сторону поля.

Это обстоятельство является для СС удобным предлогом, чтобы выместить на заключенных свою злобу за воздушный налет. Начинается дикая облава на заключенных. Того, кто немедленно не возвращается к поезду, тут же пристреливают. Из лесочка доносится эхо частых выстрелов. Те, кто организовал эту кровавую баню, ни перед кем не несет ответственности, дается лишь краткое объяснение — «убит при попытке к бегству», и делу конец.

Наконец собрался весь транспорт, но итоги ужасны. Зверская бойня, устроенная эсэсовскими бандитами, стоила жизни почти 500 заключенным. 500 человек без разбора расстреляны эсэсовцами.

Через четыре дня весь транспорт двинулся пешим порядком из Мисте в Гарделеген. В Гарделегене нас разместили в конюшне. Там штабной фельдфебель переодел нас в военную форму и тем самым спас.

В это время наших товарищей повели к сараю. В сарае этих 1016 заключенных уничтожили. Их расстреляли из автоматов, а также забросали ручными гранатами и фаустпатронами. Среди этих заключенных около 30 процентов составляли советские граждане. Спастись от этой кровавой бойни удалось лишь шести товарищам, из которых трое и по сей день живут в Гарделегене.

Симон Феликс

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *