Потешные петровские роты

Потешные петровские роты
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Военное дело во главу угла. Как стать России солдатом, матросом, корабельным плотником, токарем, бомбардиром, пионером, артиллеристом, инженером? Путь единый — иноземцы. Необходимы крайне. Иностранный воротник к русскому камзолу? Ну что ж, если надо…

Однако до армии, до регулярных войск желательно — «потешные». Примерные и беспримерные битвы «потешных» со стрельцами в селах Преображенском и Семеновском. Делу — время, потехе — час. Потеха перерастает в дело. Требует знаний, занятий, западных наставников.

Организация, вооружение — все, вплоть до мундиров, по образцу немецких войск конца XVII века. «Потешные» помещаются в Москве. Каждый в своей слободе. Где получают военную выучку? В Азовских походах, при усмирении стрельцов.

Итак, военная «потеха». Последнее 20-летие XVII века. Весна. Ледоход. Ему вслед флотилия.

В Преображенском — конный и пеший строй «потешных» и стрелецких полков. Бои. Штурм Семеновского двора. Летят ручные гранаты и горшки. Взрывы. Вой. Все как на войне. Как? Война в самом деле! Взрыв около Петра. Ранен всерьез, лицо опалено.

Что же, досадное недоразумение чуть не стоит слуха. Итак, занавес «театра военных действий» временно закрывается. Каникулы. Вакации до сентября. Второе действие «спектакля» открывают «потешные» атаками стрельцов Стремянного полка. Запальчивость схватки. Много раненых с обеих сторон. Выходит из строя даже генерал Гордон. Ранен в поту. Лицо опалено. Постельный режим.

Потешные петровские роты

Что ни день, то новый бой. В битву включается Сухарев стрелецкий полк. Растут и «потешные» роты. Дело сдвинулось. Роли распределены. Все играют. Зрителей нет. Уже составлены две армии, правда, пока «потешные».

Дневники генерала Гордона об этих поединках изобилуют красочными выражениями — «после вытрубки начали травиться», «жестокий напуск», «исплошить».

Драки «стенка на стенку”

Хотя и по всем правилам военного искусства, не обошлись без ран и увечий. От раны в руку умирает через неделю после «воинского танца» Иван Дмитриевич Долгорукий. «Потехи» тем не менее продолжаются. В следующем представлении «театра военных действий» участвуют уже «потешные» матросы.

Волнуется мелкой зыбью, плещет Плещеево озеро. Стоит за селом Васьковом деревянный дворец. Поблескивает сосновой слезой, слюдой расписных окон, вызолоченной короной над орлом. Почти монастырский покой оглашается ленивым гулом батареи на мысу Гремячем. Серая желтизна дыма тянется к редким высоким облакам. Небом голубеют волны и паруса двух небольших фрегатов Карштен-Бранта. И гулко, и звонко стучат топоры преображенцев, искусных в щегольном (мачтовом) мастерстве. И вдалеке угловатая, еле различимая фигура, резко наклоненная в неугомонной ходьбе. Шагает к Гремячему мысу сержант Преображенского полка в полном сержантском мундире, что подарен ему царицей Натальей Кирилловной.

Исчезает фигура сержанта, остаются корабли, яхты, галеры. Стареют в сараях под нерадивым оком Переяславских воевод. А через сто лет, на третьем году XIX века, изо всей флотилии остается лишь один небольшой бот. Исчезают в безразличии и забвении фрегаты, яхты, галеры.

Дворцовое сельцо Васьково становится помещичьим. Переходит из рук в руки. Продается с публичного торга. Сводятся вековые березы, под которыми отдыхал сержант, уничтожен разведенный им сад. Остается лишь память. Середина XIX века. Еще живы свидетели, а то и участники окрестных «потешных» баталий. Остатки знамен и «потешных» мундиров перетекают в XX век, окружаются легендами, ореолом старины и вдруг вновь пробуждают память и интерес уже в конце XX века.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *