Повелитель «огненных стрел»

вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Страна Суоми. Ее тогдашние реакционные правители готовились к войне с Советским Союзом. Состоя в блоке империалистических держав, они с их помощью превратили Карельский перешеек в мощный плацдарм со сложной системой укреплений, названных «линией Маннергейма». Безопасность Ленинграда и нашего Балтийского флота была под угрозой. Отвергнув миролюбивые предложения Советского правительства, белофинны спешно провели мобилизацию резервистов.

Вместе с другими частями на границу с Финляндией был выдвинут и гаубичный артиллерийский полк, которым командовал капитан Сергей Ниловский. На вооружение полка поступила новая техника — гаубицы большой мощности, и надо было в короткий срок освоить их и подготовить орудийные расчеты, чтобы точно и быстро вести огонь по целям.

30 ноября 1939 года начались боевые действия. Они проходили в труднейших условиях суровой зимы и бездорожья. Морозы доходили до 35-40 градусов, а надо было закапываться в землю, маскироваться, вести разведку.

Полк Ниловского был придан 123-й стрелковой дивизии, действовавшей на главном направлении. В ходе сражения наши войска преодолели полосу приграничных укреплений противника и подошли к главной полосе обороны. Но прорвать ее с ходу не смогли.

Перед нашими войсками оказалось 12 рядов надолб, десятки многорядных полос колючей проволоки и сплошная сыпь дотов и дзотов.

— Наш полк,- вспоминал Ниловский, — с одним из артиллерийских дивизионов особой мощности составил группу разрушения. Командиром группы назначили меня. Предстояло сначала разведать, а затем и разрушить вражеские укрепления. До сих пор я помню условные номера трех вражеских дотов-великанов: 006, 008, 011. Это были железобетонные гиганты в несколько этажей под землей с толщиной стен до метра и больше, имевшие стальные колпаки и земляное покрытие поверх бетона толщиной в три — пять метров. Связанные траншеями между собой и с другими сооружениями обороны, они были хорошо приспособлены к местности и отлично замаскированы.

Рассказывал Сергей Федорович горячо и как бы снова переживал прошлое.

— Разыскать, разведать доты было не просто, особенно в пушистом снегу, окутавшем землю. Приходилось свои наблюдательные пункты придвигать к переднему краю вражеской обороны и устанавливать круглосуточное дежурство наблюдателей-разведчиков. При обнаружении дота мы сначала «снимали с него маску» — вырубали снарядами лес и разрушали земляную подушку. И только после этого приступали к разрушению сооружения бетонобойными снарядами.

Из рассказа Ниловского я узнал, что его полк разрушил почти все доты противника в полосе шириной 4,5 километра на всю глубину «линии Маннергейма». Это был большой успех наших артиллеристов.

С особой силой мощь нашей артиллерии проявилась в заключительный день прорыва последней полосы обороны врага. Это было 11 февраля 1940 года.

Почти три часа длилась массированная артиллерийская подготовка, а к ее началу большинство долговременных сооружений уже было уничтожено. Наступило время атаки. Вслед за мощным огневым валом двинулись вперед наши танки и пехота на бронесанях. Деревянно-каменные сооружения противника оказались буквально стертыми с лица земли. Все железобетонные огневые точки были разрушены или повреждены.

Советские войска устремились к Выборгу.

В марте военные действия на Карельском перешейке прекратились, и вскоре был подписан мирный договор.

После окончания войны полк Ниловского стал Красно-знаменным, сотни его воинов были награждены орденами и медалями, пятеро были удостоены звания Героя Советского Союза и первым из них — майор Сергей Федорович Ниловский.

На первомайской демонстрации 1940 года личный состав полка прошел по Дворцовой площади Ленинграда как один из лучших.

Наступили мирные дни. С. Ф. Ниловского направили учиться в Артиллерийскую академию имени Ф. Э. Дзержинского .

В начале Великой Отечественной войны Ниловского назначили командиром вновь формировавшегося истребительного противотанкового артиллерийского полка.

— Это удивило меня,- вспоминал Ниловский.- Из артиллерии большой мощности-в противотанковую?! Но, немного поразмыслив, понял: чтобы задержать наступление гитлеровцев, надо прежде всего остановить гудериановские танки- основную ударную силу фашистов.

Полк формировался на базе одного из артиллерийских училищ Подмосковья. Командирами и наводчиками поставили курсантов, отлично знавших материальную часть орудия. Слаженность расчетов готовили в ходе формирования полка: работали день и ночь. Вскоре полк направили на фронт, в район Могилева. Здесь действовала 13-я армия, которая в конце июня 1941 года вела ожесточенные бои в Минском укрепленном районе, сдерживая натиск пяти танковых дивизий врага.

вов

Но силы были неравными. 13-я армия, неся большие потери, отходила — сначала за Березину, а ПОТОМ за Днепр. Несмотря на крайне тяжелое положение, поредевшие части армии продолжали упорно удерживать свои позиции в районе Могилева. Этому во многом способствовал прибывший сюда полк Ниловского. Действуя на танкоопасных направлениях, в основном перекрывая дороги, по которым шли фашистские танки, орудийные расчеты вместе с саперами и бронебойщиками смело вступали в бой с броневыми чудовищами и поджигали их.

Две недели шли непрерывные упорные бои за Могилев. Героические войска четырех стрелковых дивизий и остатки 20-ro механизированного корпуса с частью армейского артиллерийского полка, находясь в окружении, до 20 июля 1941 года сковывали два моторизованных корпуса гитлеровцев и нанесли им большой урон.

Сложной была обстановка в те дни. Трудно приходилось советским воинам. Ночью отходили, днем сражались. Могилев, Чаусы, Кричев, Рославль… До 200 вражеских танков сожгли и подбили артиллеристы Ниловского, хотя и сами понесли большие потери.

В одном из боев под Рославлем С. Ф. Ниловский был ранен. Водитель машины вытащил ero из-под обстрела и спас от гибели. После боя остатки полка отправили на переформирование, а ero командира увезли в госпиталь.

Более двух месяцев лечился Сергей Федорович от полученных ран.

В первых числах октября ero вызвал к себе генерал- полковник артиллерии Н. Н. Воронов. Речь пошла о новом оружии — реактивной артиллерии. Командующий артиллерией Советской Армии предложил Ниловскому стать командиром гвардейского минометного полка.

— Не знаю я этого оружия, даже не видел ero и представления о нем не имею,- сказал Ниловский.

— Ну что ж, тогда поезжайте на полигон и посмотрите учебные пуски!

На полигоне Сергей Федорович впервые увидел залп реактивных установок «катюш». Десятки огненных стрел срывались с каких-то невиданных им ранее рам, установленных на автомашинах, и, прошумев в воздухе, образовывали в районе падения сплошное море огня и дыма. Впечатление было потрясающим.

Возвратясь к генералу Н. Н. Воронову, Ниловский доложил:

— С удовольствием пойду командовать такой частью! Так подполковник С. Ф. Ниловский стал повелителем огневых стрел.

В оборонительном сражении под Москвой полк под командованием Ниловского выполнял ответственные боевые задания.

Дорогобуж, Вязьма… Иногда приходилось действовать во всей полосе обороны Западного фронта. Каждый день дивизионы полка совершали стремительные марши туда, где нашим войскам было особенно тяжело.

Удары «Катюш» были неотразимы. Их популярность росла с каждым днем. Гвардейские минометные части стали появляться на поле боя все чаще и чаще. Для управления ими создавались оперативные группы. Заместителем, а вскоре и начальником оперативной группы ГМЧ (гвардейских минометных частей) Западного фронта был назначен подполковник С. Ф. Ниловский.

В битве под Москвой «катюши» сыграли очень большую роль. За умелое руководство боевыми действиями гвардейских минометных частей Ниловский был награжден орденом Красного Знамени и ему было присвоено звание генерал-майора артиллерии. Это был редкий случай, когда генеральское звание присваивалось, минуя звание полковника.

До конца войны Сергей Федорович был повелителем огненных стрел, выполняя сложные боевые задачи, находясь в должности заместителя командующего артиллерией по ГМЧ Западного, а затем 3-го Белорусского фронтов. Разящими молниями обрушивались на врага могучие удары гвардейских минометов. Они приводили в трепет гитлеровских захватчиков, крушили фашистскую оборону. Ни одна наступательная операция, ни один бой не обходились без залпов «катюш». И не раз в приказах Верховного главнокомандующего объявлялась благодарность артиллеристам частей С. Ф. Ниловского.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *