Предатели среди индейцев

Индейцы объединяются в войне против белых

В истории индейцев Новой Англии всегда особую роль играли те из них, кто по целому ряду причин был связан с белыми. Удивительно, но факт: Массоита, отца «короля Филиппа», склонил к дружбе с бледнолицыми один индеец из его племени, который, судя по всему, особых причин для такой симпатии не имел. Звали его Скванто. Он был из числа тех двадцати четырех индейцев, которые попали в 1614 году в руки известного авантюриста Томаса Ханта. Как мы уже рассказывали, всех захваченных индейцев он отвез в Европу и продал в Малаге в рабство. Но следы плененных индейцев не потерялись в Испании. Скванто вскоре был перепродан в Англию, где его, как в свое время капитана Смита — первого пленного белого по другую сторону океана, показывали публике. Через несколько лет — когда в Новую Англию двинулись первые пилигримы — Скванто вернулся в Америку.

В Америке он, индеец, видевший своими глазами жизнь белых людей и даже владевший их языком, стал для своего племени таким же экзотическим экземпляром, каким был для англичан в Лондоне. Богатый жизненный опыт «землепроходца» оказал влияние на вождя вампаноагов Массоита, и он назначил Скванто своим советником и к его мнению прислушивался. После высадки пилигримов Скванто стал главным связующим звеном между переселенцами и вождем вампаноагов.

Конец мира между индейцами и поселенцами

Шло время, Массоит и его советник Скванто умерли. Новый вождь вампаноагов Метаком все более убеждался, что совет Скванто быть послушными с богатыми и могущественными бледнолицыми не принес ни вампаноагам, ни другим индейским племенам Новой Англии того расцвета, который им обещали. Скорее наоборот.

И тогда Метаком, сын Массоита, поступил так, как сорок лет тому назад вождь пеготов Сасакус: начал втайне готовить военное выступление всех индейских племен Новой Англии.

С того времени, когда европейцы впервые ступили на землю Америки, они захватили большую часть индейских территорий, где проживали, кроме вампаноагов, их сородичи саконнеты, могикане, нипмуки и все те же наррангасетты.

К этим племенам отправились доверенные люди Метакома, неся красноречивое послание — боевые стрелы — в коже гремучей змеи. Кожа гремучей змеи для всех здешних индейцев означала призыв ступить на военную тропу. Гремучая змея была символом войны.

Воины северо-восточных племен развернули у ритуального огня змеиные кожи. Но сразу приняли призыв только наррангасетты — те, кого пятьдесят лет назад их гость Уильямс убедил не принимать участия в восстании Сасакуса.

Предатель Сосмон

У вождя Метакома, как и у его отца Массоита, был советник по имени Сосмон. И он жил среди белых, крестился, даже учился в университете в Гарварде, потом вернулся на родину. Как только он узнал о намерениях Метакома, тут же покинул «столицу» индейцев (она была расположена у подножья горы Надежда на узком полуострове) и выложил все подробности готовящейся войны плимутскому губернатору Винслоу.

Как и восстание Сасакуса, эта война началась с предательства. Двойная игра Сосмона не осталась в тайне. Предатель получил по заслугам.

Начались военные действия. Индейцы захватили и сожгли город Сванси. Затем они напали на Марлборо, Бедфорд, Уэймаунт и Ланкастер в Массачусетсе, на Варвик и Провиденс в нынешнем Род-Айленде и на десятки других фортов (всего 52 из 89). 12 фортов сровняли с землей.

После успешного налета на Массачусетс «король Филипп» со своими воинами атаковал и вторую колонию бледнолицых — Коннектикут. И здесь он разрушил несколько поселений, в том числе известный Брукфилд. Его воины захватили обоз переселенцев и перебили семьдесят человек охраны.

В конце концов этот поход, весьма утомительный для индейцев, поскольку они не привыкли к длительным переходам, а еще менее к осаде вражеских поселений, кончился безуспешной попыткой захватить оплот долины Коннектикута — Хэтфилд.

Хэтфилд, опоясанный палисадами, защищался упорно и храбро. Столь же упорно Метаком посылал своих воинов на штурм деревянных стен городка. Взять Хэтфилд индейцам так и не удалось, на поле боя осталось несколько десятков убитых.

Тогда Метаком принял иное решение: оставить неприступный Хэтфилд и вернуться на свою территорию к горе Надежда. Однако на обратном пути на них напали могикане, которые всегда верно помогали белым. Таким образом в историю индейских войн было вписано новое, предательство.

Первая серьезная армия поселенцев

В это время жители Нового Плимута и других поселений Массачусетса, пользуясь долгим отсутствием Метакома, создали крупный военный отряд. Такого отряда в британской Америке еще не было. Он насчитывал свыше тысячи человек.

Поселенцы Массачусетса выступили против наррангасеттов, во главе которых стоял решительный противник белых вождь Коночет. Наррангасетты были в то время самыми надежными союзниками Метакома. Они не принимали участия в походе в Коннектикут и ждали Метакома в своей крепости, построенной на острове в центре Великих болот. Эти болота, непроходимые для чужеземца, обещали полную безопасность. Но и здесь нашелся предатель. Колонисты захватили в плен воина из окружения Коночета. Они угрожали ему смертью, если он не проведет их через здешние топи. Индеец выкупил свою жизнь. Он вывел белых через обширные болота прямо к стенам укрепления наррангасеттов.

Ночью 19 декабря 1675 года они с трех сторон напали на мирно спавших наррангасеттов. Укрепление было уничтожено, большинство индейцев погибло в бою, атакующие тоже потеряли несколько десятков человек. Те индейцы, которым удалось спастись, добрались до главной ставки Метакома, который потом еще семь месяцев водил войска по тропе войны. Уставшие воины вернулись затем к горе Надежда, на родную землю племени. Это была самая большая ошибка Метакома. Гора Надежда — святая столица вампаноагов — расположена на узком полуострове. Стоило англичанам перегородить полуостров в наиболее узком его месте, на перешейке, как вся армия во главе с вождем оказалась в западне.

Смерть Метакома

У индейцев оставался только один выход — капитуляция. Иначе — смерть. Метаком избрал бой, бой без надежды. Один из его советников предложил сдаться в плен. Вождь сбил труса с ног и убил на месте. Это предопределило и гибель Метакома. Брат советника принадлежал к личной охране вождя. Ночью перешел на сторону белых и той же ночью провел «через фронт» десантную группу англичан для организации нападения с тыла.

И опять, что было характерным для войны, большинство «белого» десанта составляли индейцы, перешедшие на сторону англичан. Предатель, решивший отомстить за смерть брата (его звали Алдерман), ждал Метакома на одной из тропинок, пересекающих это огромное болото.

Пуля достигла цели — попала точно в сердце великого вождя вампаноагов. Этот день был объявлен в новоанглийских поселениях праздником, который отмечался несколько лет.
Тело вождя победители четвертовали, уже мертвому отрубили голову и водрузили на кол в столице Новой „ Англии в Новом Плимуте. Голову не снимали целых двадцать лет.
Правую руку Метакома в качестве награды получил тот, кто его предал. На первый взгляд — пустячная награда. Но предатель не прогадал. За твердую плату — полпинты местного рома — он показывал руку вождя в пивных Новой Англии любому желающему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *