Предчувствия последнего боя

Совещание офицеров в полевых условиях ВОВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

По всем приметам немцы готовились к контрудару в районе Миловиды. Главные бои предстояло принять 1122-му полку, которым теперь командовал И. П. Гапоненко. Мое знакомство с ним состоялось раньше, когда он был командиром заградительного батальона.

Его штаб находился рядом со штабом дивизии. И Гапоненко и комиссар батальона П. Г. Корнилов часто бывали у нас. Илья Петрович имел высшее образование, на «гражданке» работал в пищевой промышленности где-то в Сибири.

В армии числился на хорошем счету. Мы сблизились, стали друзьями. Под Велижем, когда дивизия находилась во втором эшелоне, мы и вовсе часто встречались, много говорили о людских судьбах, особенно на войне, мечтали о времени, которое придет после этой бойни.

По пути в штаб дивизии, что расположился в деревне Тивонцы, я решил побывать у Гапоненко, прежде чем отправлюсь за пополнением. Попросил своего заместителя Шамиля Шарафутдинова никому не говорить, что на полтора-два часа заверну в 1122-й полк. От штаба дивизии до командного пункта полка было недалеко, минут двадцать езды на лошади.

Моему приезду Гапоненко обрадовался. Мы начали разговор в землянке, потом вышли на волю. Неподалеку за валом курилось болотце с мелколесьем, а за ним — немецкие траншеи. Над нашими ушанками пронесся веер пуль. Пришлось отползти к землянке.

— Скоро в бой, — как-то спокойно сказал Илья. — Для меня он будет последним.

Я стал разуверять его. Он лукаво улыбнулся:

— Эх, ты, материалист, не хочешь верить, что человек на войне может почувствовать смерть. В случае чего, не забудь отправить жене похоронную.

Это были его последние, всерьез сказанные слова при нашем прощании. Я уехал в тяжелом раздумье.

Не задерживаясь в Тивонцах, отправился на станцию Старая Торопа, где меня уже дожидалось пополнение.

Марш неожиданно оказался трудным. Это было связано с разнообразным составом пополнения: значительную часть представляли мобилизованные из освобожденных нашей армией районов Калининской и Смоленской областей, было десятка два девушек, остальные узбеки, казахи. Страдала дисциплина. В пути следования колонну обстреливали немецкие самолеты, люди-рассеивались.

В момент, когда утром командиры наводили порядок, в голове колонны неожиданно появились две машины. Движение замедлилось. Мне-передали: какой-то начальник требует старшего.

Я не мог даже предположить, что встречу члена Военного Совета, генерала Михаила Васильевича Рудакова. Он не выслушал до конца мой доклад и начал крепко ругать за то, что колонна растянута, люди бродят в стороне от дороги.

На наше счастье налетов до Крестов больше не было. Во время привала мне удалось позвонить в свой штаб. Спросил Шарафутдинова: «Как дела у Гапоненко?» Он ответил: «Гапоненко смертельно ранен в бою. Находится в медсанбате.» Предложив Шарафутдинову немедленно ехать в Кресты встречать пополнение, я направился в медсанбат.

Уже вечерело, когда наконец добрались до места. Главного врача я застал дома и вот что узнал: капитан Гапоненко тяжело ранен в живот. Это произошло в контратаке. Вынести командира удалось не сразу, часа через полтора-два. После операции он пришел в себя, даже шутил. Вспомнил разговор со мною и попросил врача: «Передайте Ионенко, что перед боем человек все-таки может предчувствовать беду…» На следующие сутки начался перитонит, и его не стало…

Бойцы ведут бой ВОВ

Смерть Гапоненко дорого обошлась фашистам. Вот что рассказали участники того боя. После того как части нашей дивизии перешли в наступление за Миловидами, противник перебросил сюда полк берлинских студентов «Молодая Германия», поддержал его артиллерией. Полк этот воевал в Белоруссии по личному указанию Гитлера и Геббельса.

На левом фланге 1122-го полка создалось угрожающее положение. Командир не растерялся: на фашистов обрушился шквал огня наших минометов, орудий и станковых пулеметов.

Пулеметчики открыли огонь, когда цепи изрядно подвыпивших берлинских студентов находились в 50—70 метрах. В решающий момент Гапоненко сам повел бойцов в наступление, вырвался вперед, но получил ранение. Бой завершился полной победой: только убитыми фашисты потеряли около 1 500 солдат и офицеров. Похоронили героя в братской могиле у деревни Малая Ржава.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Один комментарий на тему “Предчувствия последнего боя
  1. Есть такое ощущение. Беды, когда что- то внутри тебя сжимается. И только долг, вопреки собственной чуйке, понуждает идти во чтобы то ни стало.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *