Преодолевая отчаянное сопротивление противника

атака Красной Армии
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В ночь на 26 июля 1943 года командирам дивизий из штаба корпуса было разослано боевое приказание: «Наступление продолжать и ночью, выйти к реке Северный Донец и вернуть свои прежние позиции». Однако его смогли выполнить только полки 78-й дивизии. Дивизии же Козака и Василенко освободили разъезд Крейда, правыми флангами подступили к Ближней Игуменке, но выйти к берегам Северного Донца им не удалось. В чем дело? Надо было выяснить на местах. Поэтому с утра я отправился к Василенко.

Дорога пролегала через поля и селения, где еще ночью бушевали бои. Куда ни глянь, всюду валялись остатки снаряжения и техники. Поднявшись на пригорок, что возвышался сразу за селом Ястребово, я окинул взглядом округу.

Вон Беловское, Генераловка, чуть поодаль — центральная усадьба колхоза «День урожая». И ни одного уцелевшего дома, ни одной сохранившейся постройки. Все превратилось в груду обуглившихся бревен и золы, которая все еще дымила и распространяла по округе запах гари.

Говорят, солдат на войне со временем привыкает и к останкам битвы, и к дыму пожарищ. Да, глаз уже он не отводит, но вот сердце его сжимается при виде жертв и пепелищ сражений. И это можно понять. Ведь человек рождается не для того, чтобы крушить и уничтожать, а созидать. Это в его натуре.

Уже с детства он стремится к познанию нового, пытается сделать нечто новое и естественно радуется, если это ему удается. Можно понять, с каким подавленным чувством я спускался с пригорка и как надолго засели в сердце обгорелые рощи и разрушенные селения.

Наблюдательный пункт генерала Василенко располагался юго-восточнее Ближней Игуменки на опушке прилегающего к деревне леса. Он, видимо, сразу понял цель моего визита и без особых формальностей начал излагать суть дела. А причина топтаний на месте состояла вот в чем.

Ночью его разведчики привели «языков» из 19-й танковой и 198-й пехотной дивизий. По словам пленных, немецкие солдаты должны были во что бы то ни стало удержать позиции до тех пор, пока из Белгорода не будут выведены войска, техника и не вывезены боеприпасы и пока не пройдут все части, отступающие с севера на юг. Понятно, что оборонительные линии были укреплены дополнительно и с имеющимися у нас силами продвигаться вперед было почти невозможно.

Немцы то и дело переходили в контратаку. Ряды наступающих советских войск они встречали градом снарядов и сплошным огнем огнеметов. Вдобавок подступы к Старому Городу и Михайловке были сплошь заминированы, что сковывало развитие наступления.

Причины задержки были вескими, что и говорить. Я взял бинокль и некоторое время молча наблюдал за полем боя. В районе Ближней Игуменки и у высот перед Михайловкой шла сильная перестрелка. Там наступали солдаты Василенко.

Правее наши ребята уже ворвались в село Андреевское и было видно, как оттуда беспорядочно драпали немцы. Сильная перестрелка и в районе Черной Поляны. Там бьется с врагом наш правый сосед — 49-й стрелковый корпус.

— Может быть пришлете на помощь противотанковый полк, товарищ генерал? — несколько робковато проговорил Василенко. — Иначе одолеть Михайловский гарнизон быстро не сможем.

В моем распоряжении не то что свободного полка — батальона не было. Но я понимал, что помочь Василенко надо. Но как? Обратиться к командующему армией? Сейчас это бесполезно. Что же предпринять?

— Верну от Скворцова дивизион ЭРС, — пообещал я после раздумий. — Но это все. А Михайловку надо брать.

Через полчаса дивизион «катюш» перебазировался на полосу Василенко и занял исходную позицию. А еще несколько минут спустя он дал первый залп по восточной окраине Михайловки.

По моему приказу командир 73-й дивизии полковник Козак также изменил направление действий 214-го и 209-го полков на Михайловку. Таким образом, этот населенный пункт штурмовали теперь силы двух дивизий— 15-й и 73-й.

Катюши

27 июля весь наш корпус был уже на западном берегу Северного Донца и полностью вернул занимаемые прежде позиции. Чтобы пройти это расстояние, немцы потратили семь дней, а нам, чтобы вернуть свои «старые квартиры», понадобилось пять. Первая часть задачи, поставленной перед нами боевым приказом армии, была выполнена. И об этом в Военный совет 7-й гвардейской армии я послал письменный доклад. В ответ пришло поздравление.

Наши достижения были небольшой частицей тех грандиозных успехов, которые были достигнуты при стремительном контрнаступлении советских войск на всей фронтовой полосе от Орла до Белгорода. Наступление гитлеровцев на полосе Центрального фронта захлебнулось 11 июля, а на следующий день началось контрнаступление войск Западного и Брянского фронтов. 15 июля двинулись войска Центрального фронта и через два дня они вернулись на свои старые позиции. Несмотря на отчаянное сопротивление противника, к концу июля советские части вышли на железнодорожную и шоссейную магистрали Орел — Брянск, а в начале августа начали боевые действия непосредственно за город Орел.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *