При атаке не забывай про оборону

минирование переднего края обороны ВОВ

Павел Степанович Коробов командовал третьим стрелковым батальоном 1160-го Минского ордена Александра Невского стрелкового полка 352-й Оршанской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии 36-го Неманского Краснознаменного стрелкового корпуса 31-й армии.

Корпусные саперы в своей фронтовой работе часто помогали дивизионным саперам укреплять оборону на участке полков дивизии: минировали, ставили проволочные заграждения, для разведки боем или для прохода общевойсковых разведчиков в поиск за «языком» вырезали «окна» в заграждении врага, обеспечивали маршруты движения полковой и дивизионной техники во время наступательных операций.

Отдельные взводы и даже роты корпусного саперного батальона на некоторое время, будь это во время наступления или во время становления в оборону, просто придавались в распоряжение дивизионного инженера, а тот, в свою очередь, в зависимости от обстановки мог придать саперов тому или другому полку.

В канун нового 1945 года 31-я армия непосредственно приблизилась к границе Восточной Пруссии, близился конец Второй мировой войны, в северной части Сувальской области Польши, к району Мазурских озер.

Боевой устав пехоты гласит: готовясь наступать, не забывай об обороне. Именно поэтому было приказано взводу произвести минирование переднего края перед фронтом третьего батальона.

Как всегда в таких случаях, зашел на КП батальона, чтобы согласовать предстоящий объем работы. Майор Коробов стоял за столом у карты и внимательно рассматривал ее.

— Очень хорошо, что вы пришли. Мне позарез нужны сейчас саперы. — Коробов говорил спокойно, рассудительно, с заметным акцентом. Уже позднее я узнал, что он удмурт, кадровый военный. Перед новым 1944 годом он был направлен в 352-ю Оршанскую дивизию на должность командира стрелкового батальона в 1160-й полк.

— Может, сразу же и приступим к делу? — майор снял со стены автомат и направился к выходу. Мы прошли в первую траншею. Комбат показал мне, где лучше и необходимее установить минные заграждения, чтобы немцы в случае атаки не смогли так быстро прорваться на его участке обороны.

— Пополнение пришло ко мне молодое. В основном люди Средней Азии и Закавказья. Пороха еще не нюхали,— в голосе майора проступали тревожные нотки. Чувствовалось, что в эти минуты он думал не только о том, как отстоять свой участок обороны, но и как сберечь молодых ребят- солдат, которым предстояло трудное испытание.

Пока мы обсуждали, что и как нужно сделать, подвезли мины. Я отдал распоряжение, и мои солдаты, сидевшие в укрытии, сразу же устремились к проволочным заграждениям.

Погода в это время резко изменилась. Начало подмораживать. Пошел снег. Было зябко. Пальцы липли к металлу. Но что поделаешь. Приказ есть приказ. Саперы продолжали выполнять задание. Большая часть саперов была занята тем, что подносила мины и раскладывала их на землю в заданном направлении, на нужном расстоянии одна от другой. На нейтральной полосе находились лишь двое: один вставлял взрыватели в мины, другой — охранял его.

На рассвете, как и предполагал майор Коробов, гитлеровцы произвели разведку боем и напоролись на минное поле, поставленное советскими саперами накануне.

Ожила оборона: застрочили длинными очередями станковые пулеметы, скороговоркой вторили им автоматы, открыла беглый огонь минометная батарея. Гитлеровцы, потеряв много человек убитыми и ранеными, откатились к своим траншеям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *