Приговор есть приговор

Освенцим
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Только теперь, спустя годы , мы осознали всю силу ненависти «всемогущих» эсэсовцев к беззащитным узникам.

Да, много тех эсэсовцев «сражалось» на фашистском фронте в тылу. И они сражались «мужественно» и «героически». Вооруженные до зубов боролись они против безоружных людей, больных и стариков, женщин и детей! Они состязались в твердости, в жестокости и этим добивались благосклонности своего начальства. Самые «способные» из них, а таких было очень много, награждались за свои заслуги крестами!

Ежедневно встают перед нами ужасы и мучения, которые мы пережили и видели. Мы не в состоянии были понять, как эсэсовцы могли бить измученных и беззащитных женщин и мужчин, а они били их, и до кровавых ран. Иногда побои прекращались только тогда, когда жертвы переставали проявлять признаки жизни.

Эсэсовцы ненавидели нас. Мы тоже ненавидим их за зверства, но тщетно пытаемся пробудить в себе хотя бы часть той бешеной ненависти к нашим тюремщикам и палачам, какую они питали к нам.

Мы видели, какой низкий культурный уровень был у эсэсовцев: многие из них не умели даже подписываться, а думать за них должен был только их фюрер — Адольф Гитлер.

Мы знали, что эсэсовцев обучали на специальных курсах. Их постоянно убеждали в том, что каждый заключенный — очень опасный преступник и враг немецкого народа.

Первая же заповедь для старшего по блоку гласила: «Каждый заключенный — государственный преступник номер один». На лекциях эсэсовцев учили, как добиваться высокой производительности труда от заключенных, как побоями и угрозами удерживать дисциплину в лагере.

Кроме того, наши тюремщики и палачи получали инструкции, рекомендовавшие им немецких преступников считать своими помощниками, а представителей всех прочих наций натравливать друг на друга, внушая им в то же время, что в концлагерь они попали по милости евреев, якобы виновных в войне.

Освенцим

Каждая такая лекция усугубляла жестокости эсэсовцев, особенно по отношению к евреям.

С обликом жестокого эсэсовца неразрывно связано представление о его верном спутнике — собаке. Эсэсовских собак обучали так, что они бросались на любого человека в полосатой тюремной одежде.

Фашистские главари воспитывали у эсэсовцев бешеную ненависть к заключенным, а в специальном отряде эсэсовцы науськивали против заключенных собак. Ни о какой заботе о заключенных и говорить не приходилось.

Зато о собаках очень заботились. Для них готовилась пища, несравненно лучшая, чем для заключенных. Собаки ежедневно получали мясо. Поскольку в последние годы войны многих эсэсовцев отправили на фронт, лагерь охранялся в основном специально обученными собаками.

Эсэсовцы слепо повиновались приказам своего начальства, и комендант крематория Молл отвечал на просьбы заключенных перед расстрелом всегда одними и теми же словами: «Приговор есть приговор!»

Однажды в крематорий был привезен имперский немец, приговоренный к смерти. Он уверял Молла, что это недоразумение, что он с давних пор член нацистской партии и имеет награды за заслуги на фронте. Но ответ Молла прозвучал как всегда: «Приговор есть приговор!»

И он хладнокровно пустил пулю в своего соотечественника.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *