Приговорены именем советского народа

расстрел предателя

Бывший секретарь подпольного Погарского райкома партии и комиссар партизанской бригады имени Чапаева Георгий Семенович Куприн о появлении Сельгикова вспоминает так: «В партизанский отряд Михаил Сельгиков  попал в декабре 1941 года. Пришел не с пустыми руками, а с пулеметом, отбитым у немцев».

Ночью по дороге в партизанский отряд Сельгиков стянул с фашистского грузовика пулемет да патронов несколько коробок. А когда немцы услышали, что у машины кто-то хозяйничает, и хотели было проверить, полоснул из пулемета. В темноте фашисты преследовать не решились.

Сначала Михаил познакомился с небольшой группой людей — человек в десять. Кроме Гирлина в нее входили Исай Прокопенко, Георгий Михальченко. Потом представили Сельгикова «самому» Георгию Семеновичу. Куприн, поглаживая густую бороду, усадил Сельгикова на лавку против себя и долго расспрашивал: как попал сюда, какое было задание? Видать было, что Куприн уже знает о Михаиле достаточно и с Гирлиным беседу о нем уже имел.

— Ну ладно, — сказал Куприн. — Был ты, говоришь, лейтенантом? Теперь побудешь рядовым. А там посмотрим.

Мало их было вначале, и Куприн выжидал, вел разведку. Ходили в села только ночами, к верным людям. Узнавали, как ведут себя немцы, кто с ними заигрывает из местных, а кто и прямо служит врагу. Больше всего сведений давал Агафон Степаниденко, которого гитлеровцы назначили старостой. Партизанам это было на руку, но сам Агафон маялся страшно под гнетом своей роли, просился в лес, в отряд. Куприн успокаивал Степаниденко, находил для него сочувствующие слова, но из деревни уходить пока не разрешал.

В селах ночами передавали партизанам продукты, а иногда приводили пополнение: через Погарский район все еще шли к своим, на восток, попавшие в окружение красноармейцы. Рос отряд и за счет местных жителей.

В ту пору появились комендатуры гестапо, началась вербовка полицаев. Немцы пытались выявить коммунистов, комсомольцев. Тогда партизанам и стало известно, что с ними завел дружбу некий Беликов, до войны работавший бухгалтером Ромасухинского лесничества. Назначили его фашисты старшим лесничим. Вместе с начальником полиции предателем Родины Поздняковым начал он выдавать активистов, коммунистов, комсомольцев, мародерствовал, пьянствовал с немцами.

— С них и начнем, — сказал в декабре 1941 года Куприн, собрав отряд. — Партизанская установка одна: предателям — смерть. Пойдут шесть человек. — Он назвал пятерых, в том числе и Сельгикова, и объявил, что возглавит группу сам.

Когда план был обсужден, Куприн распустил отряд, а Сельгикова попросил остаться.

— В Березовке живет учитель Григорий Ипполитович Зубов. Нужно сегодня же ночью вывезти его и семью из села к нам. Зубов был оставлен райкомом, дело свое сделал. Дольше ему находиться там нельзя. Когда немцы узнают, что с их ставленниками покончено, начнут зверствовать и наверняка прежде всего вспомнят Зубова. Ему Поздняков уже угрожал. Дело это, Михаил, поручаю тебе. С тобой пойдет паренек из Березовки.

В полночь с лесной базы выехало шестеро всадников. Миновали участок поля. Вдали на заснеженной земле можно было различить обрывистый берег реки Судость. Там, за ней, в Юдино, немецкий гарнизон. У околицы Березовки спешились: один остался с лошадьми, остальные вошли в село.

Решено было начать с Позднякова. Тихо подобрались к его дому. Пошел снег, и стало совсем темно. Постучали в дверь. Отворил сам хозяин.

— Кого тут черт несет?

Увидел дула автоматов, ссутулился, вскинул руки:

— Поведешь к Беликову! — приказал Куприн. — Смотри, только не шуметь.

— Да нет, я тихо… Я тихонечко, — вибрирующим хриплым голосом приговаривал Поздняков. — Я как вы прикажете.

Он семенил перед Куприным к окраине села, к большому, как крепость, дому лесничего на спуске к реке.

— Сейчас вызовешь! — сказал Куприн.

Поздняков постучал.

— Кто там? — сонным голосом спросил Беликов.

Сельгиков автоматом подтолкнул полицая к дверям.

— Отопри, не узнаешь, что ли? — выдавил Поздняков.

Заскрипел засов. В одно мгновение Беликову были скручены назад руки, в рот вставлен кляп. Партизаны вошли в дом, обыскали, обнаружили заряженный автомат. Михаил спустился в погреб.

— Да тут целый склад! — крикнул он снизу и стал подавать товарищам ящики с консервами, салом, мешки с крупой и мукой. А следом полетели сапоги, командирские гимнастерки, белье. Было видно, что сняты они с советских офицеров: на некоторых вещах остались следы крови.

Из дома вышли молча. За околицей села Куприн огласил приговор: «Именем советского народа…»

Хлопнули выстрелы.

— Теперь действуй, — сказал Сельгикову Куприн, садясь на коня. — Зубовых вывезти немедленно.

— А если на санях? — спросил Михаил. — Такие добрые сани завел себе Беликов!

— Бери сани. Вон и метель поднимается, к утру и следа не найдешь.

Через полчаса у дома сельского учителя остановились сани, запряженные горячей, нервно переступающей копытами лошадью.Зубов сразу отозвался на стук. Узнал голос сопровождавшего Сельгикова колхозника, отпер дверь.

— Григорий Ипполитович, собирайся, — сказал Сельгиков. Оставаться нельзя ни часу. Куприн приказал.

Не вступая в расспросы, учитель скрылся в избе. Скоро оттуда вышли женщина и трое мальчиков с небольшими узелками.

При выезде из села впереди шарахнулись в сторону две фигуры. Вслед партизанам прозвучала автоматная очередь. Михаил придержал своего коня и полоснул в ответ, наугад.

— Поезжайте, я догоню.

Зубов видел, как Сельгиков повернул назад к селу. Потом все скрылось за пеленой разгулявшейся метели. Сзади слышалась перестрелка.

партизанская база

Михаил вернулся на лесную партизанскую базу часа через три после того, как туда прибыли Зубовы. Спустился в землянку Куприна.

Меховая шубейка на нем была в нескольких местах прорвана. Доложил:

— Повоевал, объехал Березовку стороной и сюда. Машина там с немецкими солдатами пришла. — Михаил увидел в углу притихшего Зубова: — А дом ваш, Григорий Ипполитович, они подожгли.

Один комментарий на тему “Приговорены именем советского народа
  1. В 90-е годы от имени государства был казнен 281 человек. Пик пришелся на 1998 год – тогда к расстрелу приговорили 47 заключенных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *