Прочесывая огнем вражеские окопы

прочесывая огнем вражеские окопы
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Ночью 7 октября 1944 года эшелон прибыл на станцию Тлущь, близ реки Нарев.

— Как тут у вас дела? — спросил я незнакомого майора, приехавшего из штаба 65-й Армии для встречи наших эшелонов.

— Представьте себе — тихо. В эти дни было жарко. А сегодня противник не предпринял ни одной атаки.

Это оказалось затишье перед бурей. Не успели мы выгрузиться, как загремели сотни орудий. За мощной артиллерийской подготовкой, как мы увидели, последовала атака танков, которые шли в несколько эшелонов. Введя в бой большие силы, фашисты пытались выбить наши войска с западного берега реки Нарев.

По обстреливаемой вражеской артиллерией дороге мы подтянули гаубицы к реке, быстро развернули их в боевой порядок. А мне приказали переправиться на плацдарм.

Вяжем небольшой плот из бревен.

К большой радости, встретил здесь бывшего курсанта, а теперь старшего лейтенанта Авакьяна, который с группой солдат готовился переправиться на другой берег. Еще издали мне показалась знакомой фигура, мягкий голос, уверенные движения. Но было не до эмоций. На ходу поздоровались, каждый из нас спешил по своему делу, позже мы снова встретились уже на плацдарме. Он рассказывал о переправе, о встрече в монастыре. Говорил темпераментно, быстро.

Авакьян с солдатами готовил небольшую рыбачью лодку. Затыкали трещины, заклеивали пробоины. Загружали ее оружием, боеприпасами. Махнув мне рукой на прощание, он, ловко оттолкнувшись от берега, поплыл. Фашисты неистовали, их пулеметы секли воду. Пули свистели рядом.

прочесывая огнем вражеские окопы

Надо было иметь большое самообладание, чтобы не пугаться пулеметного огня, без колебаний вести людей навстречу опасности. Вадим Авакьян сидел на корме. Очередь зажигательных пуль прошила лодку, пламя охватило смолистые борта, упал, сраженный пулей, сержант И. Орлов. Кто-то из молодых солдат крикнул: — Горим!

— Спокойно, товарищи! — раздался волевой голос старшего лейтенанта. — Качай лодку!

Бойцы навалились на горящий борт. Огонь потух. Лодка, шла к вражескому берегу.

— В моей солдатской жизни второй случай такой, — рассказывал Авакьян, — как сейчас помню, в первые дни августа мы переплывали Лугу. Тогда наша лодка тоже огнем занялась, мы его таким же образом потушили и до берега добрались. Лодка приближалась к берегу. Она уже была совсем рядом, как пулеметная очередь полоснула о борт.

— Прыгай в воду, — скомандовал Авакьян.

Мокрый, с автоматом в руках, офицер первым влетел в немецкую траншею. Он шел впереди, прочесывая огнем вражеские окопы. В рукопашном бою Вадим уложил двух гитлеровцев.

Сколько всего фашистов скосили пули Авакьяна, сказать трудно. Но высота, которую они заняли, была завалена трупами фашистов. Тут была и доля ратных трудов Вадима. Ведь он все время шел впереди. Кстати, вовремя попал и в женский монастырь.

Монахини, напуганные фашистской пропагандой, очень волновались, собирались бежать, боясь за нарушение нашими воинами их монашеского обета. Вадим мягким голосом, с приятной улыбкой объяснил монахиням, что им нечего бояться, никто не нарушит их уединения.

Однако пока в келье шел разговор, на монастырский двор влетела наша минометная батарея, ее командир посчитал, что лучших огневых позиций для минометов не найти.

Авакьян выбежал навстречу минометчикам.

— Товарищ лейтенант! Прошу немедленно подойти к настоятельнице и извиниться за свою оплошность и сейчас же убраться отсюда. Поймите, пожалуйста, вчера вы были просто офицером артиллеристом, а сегодня вы представитель советского государства, и смотрят на вас тысячи глаз.

Минометчики уехали. Повезло солдатам с таким командиром как Авакьян. Был он силен, смекалист, и я верил, что в решающую минуту не подведет…

Нам тоже удалось переправиться через Нарев.

Я, лейтенант Комашко, артиллерийские разведчики и связисты, связав плот, двинулись к правому берегу. Неприятельская артиллерия и минометы вели яростный огонь. По всей реке вставали освещенные изнутри столбы воды. Ракеты во всех направлениях бороздили небо и, казалось, опускались прямо над головой. На середине нас обнаружили.

Разрывы снарядов и мин окружили плот. Изо всех сил налегаем на шесты. Берег совсем был близко, уже вырисовывались в темноте его очертания, когда нас оглушило близким взрывом, плот приподняло и опрокинуло. Мы все оказались в воде. Оглядываюсь. Кажется, все уцелели. Вот только разведчика Михаила Анкудинова не вижу. Но он показался, товарищи плывут на выручку. Анкудинов ростом невелик, а за спиной тяжелая стереотруба. Потом, когда достигли берега, Михаил изрек:

— С помощью стереотрубы я уже тот свет видел. Спасибо, ребята, выудили.

Мы выбрались удачно — прямо в расположение стрелковой роты, которую предстояло поддерживать огнем батареи с того берега. Вода стекала с нас ручьями.

Командир роты, капитан Г. Леладзе оглядывая пришельцев, уныло качал головой:

— Я просил в помощь артиллеристов, а вам самим надо помогать. Моя рота едва держится, мне нужна огневая поддержка. Без нее сомнут нас, сбросят в реку. Утром фашисты снова начнут: бомбежка, артподготовка, потом танки с пехотой полезут. И так изо дня в день.

— Моя группа в полной боевой готовности, товарищ капитан, — доложил я, — по первому вашему требованию немедленно вызовем огонь батареи. А если понадобится — дивизиона, всего полка.

Леладзе одобрительно, но опять-таки с сомнением оглядел нашу группу.

— Понимаешь, старший лейтенант, надежнее, когда эти ваши гаубицы рядом, а не за рекой. Так было бы веселее.

Саперы наводят мост. А пока…

— Пока у меня приказ: любой ценой удержать правый фланг плацдарма, до тех пор, пока по наведенному мосту не перебросят к нам основные силы.

— Артиллеристы не подведут. А сейчас нам нужна связь.

П. Ерыкалов и С. Кононов с катушками за плечами вошли в кипящую от взрывов воду и поплыли, протягивая через реку провод.

— Были моменты, когда казалось вот-вот пойду ко дну, — признавался Павел Ерыкалов. — Но погляжу на западный берег, подумаю, что вы там ждете связь, и снова плыву.

На рассвете телефон заработал. И тогда же из-за редкой рощицы, показались фашистские танки.

Связываюсь с командиром дивизиона А.А. Шевченко, который тоже переправился на плацдарм и находился на НП стрелкового батальона. Докладываю о танках.

— Пока огня не открывать! — отвечает Шевченко.

Тут мы узнаем, что минувшей ночью командование 65-й армии подготовило для фашистов сюрприз: стянуло на узкий участок 20 артиллерийских полков из резерва Главного Командования. Сейчас они только ждут команды.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *