Прогулялся до Лычкова!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Пришел час, когда под Старой Руссой, Кневицами, Лычковом, не сидим мы сложа руки. Немцев в Демянском котле теснят теперь три армии: 11-я, 34-я, 1-я Ударная. Котел этот наполнен до предела, что бычий пузырь. Лезут через Рамушево новые головорезы, рано или поздно лопнет этот пузырь.

В апреле сорок второго года по войскам молнией пронеслась новость: путь на Валдай открыт! Саперы проложили через топи лежневку.

Воины 202-й срочно восстановили железнодорожное полотно от станции Беглово до станции Пола, поставили на рельсы уцелевшие вагоны и платформы.

Появились платформы и у нашего санбата. Санитары, сестры, врачи, отказывавшиеся от пищи в пользу раненых, еле передвигали ноги. Не было сил, чтобы поднять носилки. Раненые сами карабкались по крутому железнодорожному откосу, перекидывали вперед тело, опираясь на руки, кусая до крови губы. Кое-как помогли им подняться на платформы.

Состав тронулся под уклон своим ходом. Парни, каждый по-своему, кто взмахом руки, кто натянутой улыбкой, кто неожиданно набежавшей слезой, прощались с людьми, спасшими им жизнь.

Следом отъезжающим летели слова:

— В добрый путь, без бомбежек, на поправку!

Лежневка лежневкой, а от станции Пола, куда доставляли груз на автомашинах от Валдая, до переднего края десять, а где и все двадцать километров. Снаряды, патроны, продовольствие доставляли вьюками на лошадях, собачьих упряжках, волокушах.

Скоро стали досаждать теплые весенние дожди. Дороги и тропки развезло. Люди выстраивались в цепочку, стоя по колено в грязи, передавали груз из рук в руки. И это занятие считали за счастье! Было бы чего передавать, была бы пища, были бы снаряды и пули для врага.

солдаты

Весна торопилась залечить раны, нанесенные земле. На полях и пригорках распластались зеленые ковры. Распушились ивы, проснулись от зимней спячки сосны и ели. Затягивались мхом глубокие воронки вдоль дорог. Черными обелисками высились печные трубы в разрушенных деревнях. Обнажились погибшие от небывалого мороза сады, сваленные снарядами н бомбами заборы.

День и ночь накрапывал дождь. Непогода избавила нас от непрошеных гостей в небе. Передовая притихла, не давали о себе знать пушки и пулеметы. Изредка раздавались длинные очереди из автоматов.

Благодатные запахи весны отравляло зловоние. На полянах, вдоль дорог, тропок, просек полным-полно падали в шинелях н кителях мышиного цвета. Хочешь не хочешь, а собирай этот зимний «урожай», иначе нагрянет напасть—эпидемия, пойдет бродить, не признавая ни укрытий, ни минных полей, ни проволочных заграждений. Стаскивали мертвую немчуру баграми, сваливали в глубокие ямы. Даже на убитых фашистов нельзя было смотреть без омерзения.

Одного эсэсовца нуля застигла прямо на дороге. Простреленная каска откатилась в сторону. Убитый не успел разжать руку, в которой держал чемодан. Крышка чемодана распахнулась, рассыпалось имущество гитлеровского солдата. Ублюдок не расставался с сапожной ваксой, набором щеток, пакетиками с топкой резиной и семейными снимками. На фотографиях немцы в кругу семьи, на новобранце новенькая парадная форма. Все улыбаются, все рады, ликует и верзила. Еще бы не ликовать: впереди интересная прогулка в Россию…

…Прогулялся фашист! Прогулялся до Лычкова!

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *