Пройти 18 километров, чтобы взорвать мост

Партизаны все чаще проводили смелые операции. Радистка Валя Максимова передавала одно за другим сообщения о новых успешных действиях партизан. В архиве хранятся эти краткие донесения: «Подорвали два моста по пути, по которому отступает враг», «Освободили группу пленных, которых гнали в сторону Прута. Дали им оружие, и теперь они сражаются вместе с нами», «Уже уничтожили более шестидесяти гитлеровцев», «Многие бессарабцы бегут из армии Антонеску и переходят с оружием на нашу сторону», «Молдавские партизаны поймали двух немецких офицеров, которые дали ценные сведения».

Их много, таких сообщений. Они — свидетельства смелых, дерзких операций бойцов «Журналиста». К сожалению, не все имена героев удалось восстановить. Одни из них ушли из жизни, у других время стерло из памяти подробности, детали.

Но и то немногое, что узнали, — дерзкие вылазки партизан, их удары по вражеским тылам — восхищает, заставляет преклоняться перед храбростью и мужеством бесстрашных бойцов.

Для противника долина реки Кулы была стратегически важным участком. Именно здесь предполагалось укрепить свои позиции и преградить путь советским войскам к Кишиневу. Спешно строились мощные противотанковые заграждения. Следы этого многокилометрового рва сохранились и поныне.

Командир партизанского отряда Мусий Смилевский вызвал к себе в землянку Анатолия Володина, Илью Михайличенко и Павла Бежана.

— Ребята, в последнее время единственная артерия, которая связывает фронт с вражеским тылом, — это железная дорога Кишинев — Яссы. Надо совершить диверсию на станции Калараш. Там, по сообщениям наших разведчиков и связных, находится большое скопление вражеских солдат. Что, если попытаться взорвать железнодорожный мост у Быковца? Путь неблизкий — восемнадцать километров. На все у нас с вами одна ночь, дорог каждый час. Сумеете?

— Раз надо, значит, надо, товарищ командир! — решительно ответил за всех Анатолий Володин.

Еще засветло парни вышли из леса и направились в долину реки Икель. Весенний паводок затопил всю низменность. Идти надо было напрямик, чтобы избежать опасных встреч на дороге. Тонкая ледяная корка ломалась под ногами. На другой берег парни выбрались озябшие, мокрые до пояса. У Павла зуб на зуб не попадал, трясло как в лихорадке. Анатолий снял с себя полушубок и набросил на плечи товарища.

Шли к станции Быковец через пролески и виноградники. Осторожно, стороной миновали забитое фашистами село.

Вот и мост, который оккупанты тщательно охраняли. Часовые прохаживались по мосту — туда и обратно, переговаривались. Скоро должен был проследовать воинский состав.

Обычно мины партизаны закладывали ночью, благо, что были не новички в этом деле. Они хорошо знали, где и как лучше сработает взрывчатка. На сей раз времени было в обрез — мины заложили сразу.

— Быстрее, быстрее! — торопил Анатолий, а сам прильнул к рельсу. — Слышен гул, идет поезд!

Партизаны поспешно удалились от моста. Они уже были за холмом, когда послышались оглушительные взрывы, и долина озарилась сначала яркими вспышками, а затем сплошным пламенем: рвались боеприпасы, горели вагоны.

Рассвет застал их в лесу, неподалеку от села Фрумоаса. Измученные переходом и напряженной ночью, они устало опустились на кучу хвороста.

Вся эта операция уложится в короткую строчку донесения: «Взорвали мост, полетел под откос поезд с боеприпасами».

партизаны вов

Хорошо, если позже верные люди сообщат подробности, сколько вражеской техники не дойдет до фронта, сколько захватчиков нашло смерть под обломками моста и вагонов, на какое время было приостановлено движение по железной дороге. А то так и останется кратким донесением штабу и записью на «лицевой счет» таких-то партизан. Герои же зашифруются буквами «Н», «А», «В» и др. А может случиться, что смельчаки останутся безвестными.

Подрывники прислушались — тихо, погони не слышно. Можно еще немного посидеть, дорога предстояла неблизкая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *