Пустые залы Эрмитажа

царское
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Из 180 000 экспонатов, находившихся в музеях и дворцах Петергофа, Царского Села, Павловска и других пригородов Ленинграда к началу Великой Отечественной войны, 116 346 были похищены гитлеровцами или погибли…

На территории Восточной Пруссии гитлеровцы основной удар направляли вдоль побережья Балтики на Ленинград. Захват его сулил фашистскому вермахту крупный стратегический выигрыш: гибель Балтийского флота, потерю нашей страной морских коммуникаций на Севере, возможность наступления с севера на Москву. Выполнение этой задачи немецкое командование возложило на мощную группу армий «Север». Она имела огромное численное превосходство над войсками Северо-Западного фронта, прикрывавшего Ленинград.

Гитлеровские заправилы знали, что ни в одной европейской столице, ни в каких крупнейших городах мира нет такого великолепного, такого поражающего воображение многообразия сокровищ, какими обладали Ленинград и его пригороды. Широко известны были художественные шедевры Эрмитажа, редкие коллекции музеев Пушкина (Царское Село), Петродворца, Павловска, Гатчины, Ломоносова.

Приближение фашистской орды к Ленинграду чувствовалось во всем облике города. Все самое ценное, составлявшее его гордость, теперь пряталось, маскировалось. Купола Исаакиевского собора, шпиль Петропавловки были покрыты маскировочной краской, на Адмиралтейскую иглу, шпиль Инженерного замка натянули огромные чехлы.

Песком и деревянными щитами закрыли памятник В. И. Ленину у Финляндского вокзала и монумент Петру I на Исаакиевской площади. Клодтовских коней с Аничкова моста упрятали в земле. Были уложены в траншеи и засыпаны 89 знаменитых статуй Летнего сада—первой в России коллекции итальянской мраморной скульптуры мастеров-ваятелей Венеции, Рима, основанной Петром I. (При нем скульптур насчитывалось 250.) Оделись в деревянные футляры сфинксы у Академии художеств… Ленинград спасал от бомб, огня и снарядов свою историю и свои сокровища.

И только статуи великих полководцев Суворова, Кутузова, Барклая де Толли остались на своих местах у Марсова поля и Казанского собора. Они помогали народу сражаться: принимали парад уходящих на фронт бойцов, благословляли их на праведный бой и грядущую победу.

10 июля 1941 года в газете «Известия» появилась статья «Патриотический долг населения прифронтовой полосы». Она призвала советский народ к спасению своих национальных богатств.

Героический пример в этом трудном, но благородном деле показал один из крупнейших советских ученых, действительный член АН СССР, действительный член и президент Армянской АН, почетный член Иранской АН, член Общества антикваров в Лондоне, член-консультант американского Института археологии и искусства Иосиф Абгарович Орбели.

эрмитаж

Будучи директором Эрмитажа, он организовал эвакуацию бесчисленных сокровищ уникального музея. В июле 1941 года днем и ночью Иосиф Абгарович лично руководил их упаковкой.

Курсанты Ленинградского военно-инженерного училища, отряд подводников и другие воинские части грузили ящики в вагоны. Спать было некогда. Нельзя! Преступно! Поэтому работы по эвакуации художественных ценностей не прекращались даже ночью. Не день и не два сотрудники музея укладывали в ящики живописные шедевры из собраний Эрмитажа.

За несколько дней была подготовлена к эвакуации грандиозная экспозиция — около миллиона ценнейших экспонатов, более семи тысяч предметов, вывезенных из дворца-музея Павловска, тысячи драгоценных экспонатов из пригородов Ленинграда: уникальные коллекции, личная библиотека А. С. Пушкина, рукописи Кеплера и Ломоносова и многое другое.

Директор Эрмитажа И. Орбели решил выехать в город Пушкин, чтобы лично руководить эвакуацией уникальной Янтарной комнаты, но отправиться туда ему не позволили: Ленинградский обком партии потребовал в первую очередь спасать художественные ценности Эрмитажа.

…Опустели залы Эрмитажа. Из них убрали все картины, но по распоряжению Орбели рамы картин оставались на своих местах. Благодаря этому в конце 1945 года, после возвращения их из эвакуации, удалось воссоздать экспозицию за 18 дней.

Эрмитажу помогали спасать сокровища едва ли не все защитники Ленинграда. Моряки и солдаты перетаскивали в музей песок с барж — на чердак и в залы, чтобы уберечь от пожара, в подвалы, где на песчаном ложе была размещена коллекция хрупкого фарфора. Шестнадцать тысяч драгоценных ваз, фигур и других предметов было зарыто в мягкий песок. В блокаду, ранней весной 1942 года, в подвале лопнула труба, и вода залила хранилище. Научные сотрудники Эрмитажа Ольга Эрнестовна Михайлова и Александра Михайловна Аносова спустились туда. Вода стояла выше колен. В кромешной тьме, осторожно двигаясь, чтобы не наступить на фарфор, они на ощупь вытаскивали из воды экспонаты и по крутой лестнице бережно выносили наверх.

Сотрудники Эрмитажа самоотверженно защищали музейные ценности от напастей, которые принесла с собой война. Справившись с одной бедой, брались за другую: затопило помещение конюшен, где хранились великолепные наборы мебели времен средневековья, французского классицизма. Помощь пришла с курсов младших лейтенантов. Молодежь дружно перенесла кресла, диваны, столы в сравнительно безопасное место. Помимо пожаров и морозов работники музея сражались и с другими, не менее опасными врагами — оловянной чумой, окисью на металле, сыростью, плесенью, жучком-точильщиком и ржавчиной… И здесь проходили фронт — фронт защиты культуры и науки.

Огонь войны приближался к сказочному городу Пушкину. Ленинград — в прошлом Санкт-Петербург — помнил, как 30 июля 1756 года в Царское Село из Петербурга двинулась бесконечная вереница карет. Императрица Елизавета со свитой и придворными, столичная знать, иностранные послы, знакомые с красотами Парижа, Рима, Вены, ехали на открытие нового загородного дворца, построенного по проекту знаменитого архитектора Варфоломея Растрелли. Дворец возвели на возвышенности в живописном парке. Фасад длиной в триста метров украшали рельефные львиные маски, завитки раковин, балконы с коваными решетками. Гирлянды причудливо обвивали высокие окна, могучие атланты поддерживали изящные колонны. Дворец имел вид роскошный и праздничный.

Треть дворца занимал Большой зал. Его убранство многократно повторяли 316 крупных зеркал, обрамленных, как окна и двери, золоченой резьбой. Здесь же была Янтарная комната, вся сотканная из кусочков янтаря — от бледно-желтого до коричневого. Гладкие мозаичные панно из янтаря сочетались с объемными украшениями — гербами, раковинами, цветочными гирляндами, в янтарную мозаику вписалась разноцветная яшма. Каждый зал дворца был по-своему уникален, и все они, по определению самого Растрелли, «служили для единой славы всероссийской».

И дворец, и Янтарная комната — сокровища советского народа — оставались беззащитными перед бушевавшим огнем войны…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *