Радиолокационные станции «Редут»

РЛС Редут
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Наши научно-исследовательские институты вопросами радиолокации начали заниматься за несколько лет до Великой Отечественной войны. Было очень много трудностей и неудач, но светлый луч надежды не покидал энтузиастов этого дела. Одним из них был и наш земляк — уроженец деревни Зуевы Ключи Каракулинского района Павел Кондратьевич Ощепков.

В июне 1940 года на вооружение частей ПВО Красной Армии была принята первая импульсная радиолокационная станция (РЛС) под названием РУС-2 (радиоулавливатель самолетов 2-го образца). РУС-1 («Ревень») был не импульсным и мог «говорить» только «да» или «нет», то есть фиксировать, пролетали через радиолокационные завесы самолеты или нет, и несмотря на то, что к началу Великой Отечественной войны промышленность изготовила более 40 комплектов, широкого практического применения они не нашли. Станции РУС-2 были способны обнаруживать самолеты на расстоянии до 150 километров (РУС-1—до 30—40). Ими, а в дальнейшем модернизированными станциями «Редут», в первую очередь укомплектовывались части ПВО, стоявшие на защите Москвы и Ленинграда.

В декабре 1942 года к нам из Подмосковья, по неоднократным просьбам, тоже прибыла радиолокационная станция обнаружения самолетов «Пегматит» отечественного производства в полустационарном варианте (основное отличие от РЛС «Редут»).

Начальник команды РЛС военинженер 3-го ранга Т. М. Гаврилин поступил в мое распоряжение. Первые 2—3 дня, пока расчет РЛС проверял материальную часть и приводил ее в порядок, я почти не вылезал из кабины станции.

Генерал М. М. Карлин принял решение развернуть РЛС на правом фланге фронта (восточный берег озера Ильмень). Такое местоположение РЛС позволяло просматривать все воздушное пространство над Демянским плацдармом, над озером Ильмень и над Старой Руссой.

Я выехал со станцией для организации новой системы оповещения непосредственно с РЛС и одновременно для того, чтобы оценить эффективность ее применения.

2 января 1943 года я приехал в ближайший зенитный дивизион к майору Прохорову (стрелковая дивизия полковника Миссана). Решил с ним организационные вопросы по оповещению с РЛС. Тут раздалась команда: «Воздух!» Мы побежали на НП командира дивизиона. Одна из батарей уже открыла огонь, затем подключилась и вторая. Уже через минуту правый мотор ведущего задымился, и он пошел к земле. Упал на нашей территории в километрах 5—6 от батареи. Остальные ушли из зоны обстрела.

Майор Прохоров предложил мне попытаться пробраться к сбитому самолету. Воспользовавшись грузовой машиной и лыжами, минут через 40 мы были у цели. Около развалившейся кабины на окровавленном снегу лежали два летчика, а в исковерканном фюзеляже — третий и еще восемь солдат. Мы забрали у летчиков документы, бортовой журнал и пистолеты «вальтер»…

В первые дни января решили с Т. М. Гаврилиным все организационные вопросы, развернули РЛС, и операторы начали передавать оповещение на аэродромы частям зенитной артиллерии и на главный пост фронта. Вначале получилась путаница, так как по законам радиолокации отраженные сигналы приходили на экран РЛС не только от самолетов противника, но и от наших.

юнкерс

В первый же день работы с РЛС наши истребители дважды поднимались в воздух и вместо немецких встречали свои самолеты. Главный пост не смог составить правильной разведсводки о полетах противника за день.

Большой недостаток РЛС того времени состоял в том, что не была еще разработана и внедрена «система опознавания самолетов.

Второй серьезный недостаток — РЛС не «видела» самолетов на малых высотах, а в Демянский котел Ю-52 летали, как правило, таким образом.

Неувязки с количеством самолетов в воздухе продолжались еще 3—4 дня, пока наши авиаторы с аэродромов не стали сообщать о том, что в такой-то район в такое-то время должны вылететь наши бомбардировщики или штурмовики.

Расположение аэродромов противника, с которых он производил налеты на наши войска и военные объекты и где базировались транспортные Ю-52, было в основном известно. Тогда возникла идея усилить наблюдение за районами аэродромов, и если самолеты появлялись в указанных районах и набирали высоту, значит, это фашисты.

Так постепенно улучшалась система обнаружения и оповещения с помощью радиолокационной станции, а наземные посты наблюдения уточняли марки самолетов, количество их и высоту полетов.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *