Реалии войны

Реалии войны
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Защитники Ораниенбауманского плацдарма стойко обороняли этот клочок земли, наглухо закрыв путь фашистам в Ленинград. Пятьдесят километров по фронту, около двадцати в глубину, с трех сторон — немцы, с четвертой — Финский залив — таково положение нашего «пятачка», как мы его называли. Удержать плацдарм, значит прикрыть Ленинград.

Отчаянные попытки гитлеровцев сбросить нас — защитников плацдарма — в воды Финского залива, ни к чему не приводили. Но противник не прекращал яростно и зло атаковать оборону наших подразделений. Изо дня в день на рубежах Ораниенбаумского пятачка наши части каждый день наносили урон врагу.

А когда неподалеку от нас гулко стреляли пушки со стороны Ораниненбаума, наши бывшие моряки утверждали: «Аврора» бьет!». Все знали, что легендарный крейсер стоит у причала. Уже одно его присутствие вдохновляло. После-то мы узнали, что действительно били пушки с «Авроры», но стреляли они с суши: их переместили на берег после того, как старый крейсер был поврежден вражескими бомбами, и корпус его сел на грунт.

Моряки — народ дружный, веселый — заражали бойцов своей бодростью. Скоро их влияние сказалось во всем. Батарейцы землянку стали звать кубриком, кухню — камбузом, повара — коком; на приказы отвечали матросским «Есть!».

В батарею к нам пришла худенькая девушка, дочь ораниенбаумского рабочего, семнадцатилетняя Мария Носкова. В поношенном пальтишке, в руках сумочка с книгами. Зачислили се и списки, старшина выдал обмундирование: пилотку, гимнастерку и шаровары хлопчатобумажные, сапоги кирзовые, шинель, Вид у нее в форме был далеко не нарядный. Но девушка была довольна. Под пилоткой она упрятала густые, черные как смоль волосы. Большие карие с лукавинкой глаза задорно сверкали на смуглом лице.

Очень скоро мы заметили, что присутствие Марии в батарее облегчило старания старшины, стремившегося подтянуть внешний вид бойцов. Они стали бриться без напоминаний, следить за своей одеждой.

Числилась Мария телефонисткой, но по собственной инициативе следила за уютом в блиндаже командира. В минуты вечернего затишья Мария, аккомпанируя себе на гитаре, пела. Послушать ее приходили и наводчики, и заряжающие. Особым успехом пользовался «Синий платочек ». Уже разойдясь по землянкам, бойцы еще долго напевали, насвистывали, просто мурлыкали себе под нос полюбившиеся мелодии.

Теперь я приступил к исполнению обязанностей политрука батареи. Нашлось время посмотреть, как устроены люди, осмотреть землянки, кухню, баню, минометные ровики, погребки с минами. Проходя по огневой позиции, увидел, что здесь не все благополучно. Первый миномет оказался беспризорным. Я снял с него плащ-палатку, прицел, открыл ящики с минами, и никто меня не окликнул…

Реалии войны

Зашел в землянку, там спали минометчики вместе с командиром расчета.

В другом месте на солдатах были рваные телогрейки и шаровары, у некоторых не было противогазов. Странно!

Приближалась зима. А тут отношение к обмундированию, как к чужому добру. В землянках бойцы кипятили чай в алюминиевые флягах, положенных прямо на железную печку. Некоторые солдаты давно не брились и не мылись. Сержантов невозможно было отличить от рядовых. А во всем виноват сам. Исполняя обязанности командира батареи, я около месяца не приходил на огневую позицию, ослабил политическую работу. Вскоре батарея получила задачу поддержать разведку боем в районе Ново-Петергофа, намеченную на 10 ноября 1941 года.

До выхода на запасную огневую позицию я выяснял, все ли бойцы здоровы, посмотрел подгонку и исправность обмундирования и наличие индивидуальных пакетов.

Москва стоит! Эти слова переходили от бойца к бойцу. Они звучали гордо и радостно, как праздничное поздравление, как призыв к стойкости.

Мы ждали этот день. Верили, что он придет. И вот, наконец, дождались.

Создатели «Плана Барбароссы» учли, кажется, все. И наш потенциал. И версты до Москвы. И оснащенность Красной Армии и выплавку Уральской стали. Они думали и о судьбе Москвы, Гитлер сказал: «Там, где сегодня Москва, возникнет огромное озеро, которое навсегда скроет столицу русского народа от взглядов цивилизованного человечества».

В перечне первоочередных мероприятий все было разработано до деталей. В первую очередь предстояло захватить: Московский Комитет партии, Старая площадь, дом 6. Международную организацию рабочей помощи — МОПР — улица Огарева».

Предлагалось обратить внимание даже на такие пункты: «Трест московских гостиниц. Бани. Мосгорсправка — захват материала. Милиция — Петровка, 38. Мостаксомотор — Кузнецкий мост, 20». И так учтено все. У нас не было тогда экономического преимущества — оно пришло много позже.

Внезапным оказалось не столько само по себе нападение, сколько быстрое продвижение фашистов в начале войны. Этого никто из нас не предполагал. Но гитлеровцы, несмотря на уроки старой и новой истории, не учли самого главного — духа народа, против которого они шли, и шли не первым. Тот, кто подымал на Россию меч, в конечном итоге от меча и погибал.

Победа под Москвой теперь уже далекая история. Но тогда для нас — фронтовиков — она была дарованием жизни, подкреплением уверенности в полной победе над фашизмом. Стойкость солдат, защищавших Москву, была удивительной, но закономерной. Ни с чем подобным немцам не приходилось сталкиваться ни в одной из покоренных стран Европы.

Держалась Москва. Держался красавец Ленинград, хотя положение в блокадном городе ухудшалось с каждым днем. Мы это испытывали на себе: наш паек становился все более скудным.

Но ничто так не придает силы в бою, как вера в конечную победу…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *