Решая задачи не только обороны

Оборонительные сооружения
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Когда-то в качестве защитных полос против нашествий врагов использовали дремучие приграничные леса, в степях воздвигали высокие валы, по берегам рек строили огромные стены. Например, Великая китайская стена имела протяженность около четырех тысяч километров. Средневековые армии сражались, имея земляной вал.

В дальнейшем развитие средств вооруженной борьбы породило замкнутые крепости, а в них — бастионы, реданы для фланкирования подступов, форты. На поле боя появились отдельные укрепления — редуты, флеши высокого профиля и, наконец, системы, состоящие из нескольких линий долговременных укреплений.

Но и такие мощные крепостные районы, как Варшавский в России (Варшава—Новогеоргиевск—Загреж), Верден — Гуль и Эпиналь—Бельфор во Франции, Торн—Граудениц—Кутим в Германии, уже в первую мировую войну не соответствовали новым условиям и средствам вооруженной борьбы.

Тогда вспомнили другие инженерные сооружения, также применявшиеся с древних времен и служившие не только для обороны, но и для обеспечения наступления. Придуманные еще в античном мире подвижные полевые укрепления, возводившиеся войсками в походе — при остановке, вынужденной обороне, после неудачного боя, при осаде городов, просуществовали до конца XIX в. Запорожцы, а также гуситы в Чехии строили подвижные «оплоты» и заграждения из повозок.

В 1877 г. русская армия впервые в истории военного искусства применила самоокапывание пехоты, а год спустя приняла на вооружение носимый шанцевый инструмент. Вскоре этому примеру последовали и в других странах. Потом появились сплошные траншеи с ходами сообщения и их комбинации с огневыми сооружениями.

Во время первой мировой войны обороняющиеся строили позиции в несколько линий глубиной сначала до 6-8 километров, а затем до 150 километров, что открывало возможность маневра внутри этой зоны.

Постепенно росли количество и мощь защитных сооружений. На Западе создавали глубокие подземные убежища, вмещавшие полк и более. Для их строительства вместо подручного материала — дерева—стали применять металл, броню, камень, бетон, железобетон.

Сооружались также блокгаузы. Так в полевой войне появились элементы крепостной войны.

Оборонительные сооружения

Когда же появились танки и усилилось применение артиллерии и авиации, обороняющиеся придумали систему стрелковых, пулеметных и минометных гнезд, располагая их применительно к местности и преграждая путь к ним искусственными препятствиями. Несколько таких сплошных, связанных между собой групп оборонительных сооружений, получивших название опорного пункта, составляли узел сопротивления. В них уже иногда совмещались элементы долговременной и полевой фортификации.

Например, французское командование, недооценив возможность обхода своих укреплений, усмотрело в них и то, чего они не имели, а именно непреодолимость, и приняло порочную военную доктрину, согласно которой сильная стратегическая оборона считалась основным способом достижения решающего успеха в войне в целом. В результате главной надеждой французской армии стала «линия Мажино», за которой, как полагали, можно было спокойно «отсидеться» в случае войны.

Этот расчет, как показало вторжение гитлеровского вермахта во Францию, был ошибочным, ибо строился на опыте позиционной обороны первой мировой войны, когда, по словам М. В. Фрунзе, «позиционность создавалась на почве бессилия столкнувшихся друг с другом сторон найти решение прямым массовым ударом».

Во второй мировой войне, развернувшейся в иных условиях и имевшей иную материальную базу, появились новые средства борьбы. В результате фортификационные системы уже не могли служить важнейшим стратегическим средством прикрытия границы. Но чем же они стали? Этот вопрос имел далеко не только теоретическое значение, его решение должно было оказать значительное влияние на ход вооруженной борьбы.

Несколько забегая вперед, должен сказать, что именно Красной Армии принадлежит честь блестящего решения этой задачи.

Маневренный характер вооруженной борьбы привел к постепенному отказу от «очаговой» системы оборонительных сооружений и применению вместо нее траншей. По своему предназначению они резко отличались от применявшейся русской армией в первой мировой войне траншейной формы позиционной борьбы. Скорее речь шла о возрождении одной из боевых традиций гражданской войны, когда Красная Армия использовала траншейный способ не только для активизации своей обороны, но и в наступательных целях. Отмечая на основе этого опыта, что в оборонительном бою «задача полевой фортификации — усиление огневой силы нашего сопротивления».

В ходе Великой Отечественной войны, особенно во втором и третьем ее периодах, Красная Армия осуществила искусное сочетание обороны и наступления, их тесное взаимодействие во всех масштабах — стратегическом, оперативном и тактическом. Оборона и все связанные с ней средства при наступлении помогали наращивать силу удара, перегруппировать войска, закрепляться на новых рубежах, подтягивать резервы и тылы.

Это привело, в частности, и к тому, что полевыми укрепленными районами стали называть не географические районы, оборудованные фортификационными средствами, а войска особой организации. И в этом тоже отразилась новизна положения, требовавшего, чтобы такие соединения, решая задачи не только обороны, но и наступления, были не менее подвижными, чем полевые войска.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *