Роль аэрофотосъемки на войне

Воздушная разведка
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Воздушная разведка нашла широкое применение в контрбатарейной борьбе с артиллерией противника на Ленинградском фронте.

Задачи воздушной разведки выполняли отдельные корректировочные авиационные эскадрильи и звенья. Они корректировали огонь нашей артиллерии и производили аэрофотосъемку артиллерийских батарей противника с целью разведки и уточнения данных, полученных артиллерийской инструментальной разведкой, а также для определения результатов нашего огня.

Первое время весной 1942 года с корректировочной авиацией взаимодействовала группа артиллерии дальнего действия 42-й армии в составе 14-го гвардейского и 73-го армейского артиллерийских полков, а также группа артиллерии Краснознаменного Балтийского флота, состоявшая из 22 орудий.

С привлечением авиационных средств разведка батарей противника несколько улучшилась, но обстановка требовала решительного пересмотра как организации воздушной разведки, так и оснащения ее самолетами. Достаточно сказать, что до июня 1942 года воздушную разведку вели 6-е и 7-е звенья и 12-я эскадрилья, имевшие на вооружении всего шесть самолетов типа СУ-2 и «Кертис-52», мало пригодных для выполнения данной задачи.

В начале июня 1942 года по инициативе штаба артиллерии фронта все авиационные звенья были включены в 12-ю отдельную корректировочную авиационную эскадрилью, которая получила для постоянного прикрытия четыре истребителя типа «Томгаук». Вместе с тем принимались меры для усиления корректировочной авиации, для чего требовалось обеспечить корректировщиков надежным прикрытием, наладить их взаимодействие с артиллерией, ведущей огонь, научить летнабов, подготовить экипажи для корректирования стрельбы.

Контрбатарейному артиллерийскому корпусу были приданы 12-я и 52-я корректировочные эскадрильи и 283-й авиационный истребительный полк. Началась отработка вопросов взаимодействия артиллерии с корректировочной авиацией, совместной работы летнабов и летчиков-истребителей при выполнении боевых задач.

Надо сказать, что группировки немцев под Ленинградом, особенно артиллерия, разрушавшая город, имели очень сильное зенитное и авиационное прикрытие. Поэтому корректирование стрельбы и аэрофотосъемка были очень затруднены. Для выполнения этих задач приходилось высылать сильную авиагруппу, которая смогла бы выдержать воздушный бой и защитить корректировщика. Зенитное прикрытие противника заставляло решать задачи в минимальные сроки и практически действовать короткими «уколами».

Вместе с тем нейтрализация или подавление стреляющей батареи должны были производиться немедленно, чтобы прекратить огонь по городу. Отсюда следовал вывод, что при необходимости авиационная группа— практически четыре истребителя и корректировщик— должна была немедленно и безошибочно появиться над целью. Для выполнения такой сложной задачи нужно было всю свою авиацию разместить на одном аэродроме в Колтушах, разбить ее на постоянные рабочие группы в составе одного корректировщика и четырех истребителей.

Воздушная разведка

Эти авиагруппы закреплялись за контрбатарейными группами и обеспечивались с ними связью по радио. Представитель авиагруппы постоянно находился на командном пункте командира контрбатарейной группы. Все вместе — и авиагруппа, и контрбатарейная группа — отвечали за одну определенную группировку батарей противника. Артиллеристы и летчики проводили совместные занятия, на которых изучали цели, их расположение и инженерную защиту. Кроме того, авиагруппы имели у себя крупномасштабные схемы расположения закрепленной за ними группировки противника.

Как только немецкая батарея открывала огонь по городу, штаб контрбатарейной группы получал координаты стреляющей батареи от какого-либо вида разведки— звукометрической или оптической. Тут же принималось решение и, если позволяла погода, вызывалась авиагруппа, которой указывался номер цели. Так как авиагруппа уже располагала всеми необходимыми данными о батарее противника, она вылетала прямо на цель и по пути связывалась с подразделением, которое должно было вести огонь. Рабочие радиоволны и позывные устанавливались заранее. Такая система позволяла уже после второго выстрела накрывать стреляющую батарею. Если же погода не позволяла работать с авиацией, то стрельба проводилась со звукометрической или оптической разведкой.

Аэрофотосъемка сыграла значительную, если не исключительную, роль в обнаружении наиболее удаленных от переднего края огневых позиций, так как не все тяжелые орудия противника, расположенные в глубине, могли быть надежно определены звукометрической разведкой, вынужденной работать на пределе. Огонь по таким батареям корректировался лишь самолетом.

Одним из блестящих мастеров корректирования огня с самолета был летнаб 12 окаэ старший лейтенант X. Л. Абузяров.

В один из летних солнечных дней 1943 года Абузяров при очередном обстреле города поднял свой самолет в воздух. Способность летнаба корректировать огонь одновременно двух дивизионов по одной — двум целям и производить контроль до пяти — шести раз блестяще проявилась и при этом вылете. Делая заход за заходом над артиллерийскими позициями беззаботнинской группировки противника, Абузяров увлеченно выполнял задачу, забыв об опасности. А она была велика. Два «мессершмитта», вынырнув из-за облаков, атаковали нашего бесстрашного летнаба. Старший лейтенант Абузяров погиб на боевом посту, но задачу выполнил.

Артиллеристы хорошо знают, что фотокоординаты несколько точнее акустических и более близки к истинным, топографическим. Обеспечение всех контрбатарейных групп от дешифрированными фотоснимками огневых позиций артиллерии противника производилось фотобатареями разведывательных дивизионов и фотоцентром, созданным за счет 3-го геодезического отряда фронта, в котором трудилась большая группа грамотных дешифровщиков и фотографов. Используя аппарат ЭПИ-ЗБ, фотографы снимали передний край и ближайшую глубину обороны противника. Из отдельных фотоснимков монтировались фотопанорамы, которыми командование снабжало командиров всех степеней, до командира роты включительно. Такие фотопанорамы и фотоснимки имели особую ценность накануне различных боевых операций.

Широкое применение в условиях Ленинградского фронта получили артиллерийские аэростаты наблюдения. Это очень эффективное средство разведки, но крайне уязвимое.

Подъем аэростатов всегда вызывал сильную нервозность у противника и как следствие — артиллерийский обстрел аэростатов бризантной гранатой. Для этой цели противник привлекал до дивизиона артиллерии, а в отдельных случаях высылал истребительную авиацию, которая с большим упорством охотилась за аэростатами.
Чтобы уберечь аэростаты и наблюдателей от артиллерийского огня противника, точки подъема приходилось выбирать в глубине нашей обороны, в 8-10 километрах от переднего края. Это обстоятельство сильно ограничивало возможности применения аэростатов для целеуказания, разведки и корректирования стрельбы.

Кроме того, использование аэростатов затруднялось по причине громоздкой организации их работы. Однако, несмотря на все эти трудности, личный состав 1-го и 8-го воздухоплавательных дивизионов, которыми располагал фронт, героически выполнял боевые задачи, работая на самых ответственных участках фронта.

Учитывая большую уязвимость аэростатов от огня противника, их использовали большей частью в ночное
время. Так, например, в июне 1943 гола двумя дивизионами было поднято 243 аэростата, из них 162 ночью. За это время дивизионы обнаружили 20 артиллерийских и минометных батарей, 12 железнодорожных эшелонов и бронепоездов, 7 автоколонн и проверили данные других видов артиллерийской разведки по 70 батареям противника.

При работе в ночных условиях создавались световые ориентиры, аэростаты поднимались с различных подъемных площадок.

Кроме разведки с аэростатов корректировался огонь наших артиллерийских групп дальнего действия. Всего за два года осады города с помощью аэростатов наблюдения корректировалось 538 стрельб, из них 151 стрельба — по артиллерийским батареям противника.

Штурманы, особенно 1-го воздухоплавательного дивизиона, проявляли большую изобретательность и мастерство в создании различных приборов, графиков, номограмм, которые существенно помогали в разведке и корректировании огня.

Средства 1-го воздухоплавательного дивизиона, который входил в состав корпуса, были распределены в соответствии с задачами, решавшимися корпусом, и в зависимости от важности направлений. Тесное взаимодействие командиров дивизионов и батарей со штурманами (корректировщиками), которое слагалось из личных их общений, совместного изучения районов целей, договоренности о методах работы, установления надежной связи с подъемной площадкой и т. д., обеспечивало четкость, слаженность в боевой работе.

Часто аэростаты наблюдения использовались для перспективной съемки переднего края обороны противника и ее ближайшей глубины (до 2-4 км). Для съемки аэростаты выдвигались ближе к переднему краю и выполняли ее кратковременными подъемами — «уколами» при надежном прикрытии истребительной авиации.

На основе фотоснимков составлялась артпанорама, она расшифровывалась и детализировалась по ориентирам и объектам. На панораму наносились стабильные цели, после чего можно было вести огневую работу. Для маскировки боевого аэростата, ведущего разведку или корректирование огня, мы применяли подъем ложных аэростатов, сопровождая каждый подъем огнем наших батарей.

В целом следует отметить, что применение аэростатов наблюдения себя оправдало, хотя они и не являлись главным средством разведки и корректирования огня по батареям противника, обстреливавшим город.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *