Роль Екатеринбурга в жизни Николая II

Екатеринбург

Из снегового,
слепящего лоска,
из перепутанных
сучьев
и хвои —
встает
внезапно
домами Свердловска
новый город:
работник и воин.
Под Екатеринбургом
рыли каратики,
вгрызались
в мерзлые
породы и руды —
чтоб на грудях
коронованной Катьки
переливались
изумруды.

Так начал Маяковский свое стихотворение «Екатеринбург— Свердловск», впервые напечатанное в январе 1928 года в газете «Уральский рабочий».

Незадолго до этого отмечалась десятая годовщина Октябрьской революции, и Маяковский, непревзойденный певец этой исторической эпопеи, способный увлечь людей — и поэтому любимый народом, — решил совершить очередное пропагандистское путешествие. Поэт должен был выступить в нескольких городах Советского Союза, в том числе и в Свердловске, который уже тогда был важным промышленным центром на востоке Уральского хребта.

Маяковский с удовольствием совершал подобные поездки, поскольку, с одной стороны, он мог выступать в роли глашатая нового политического курса, и, с другой стороны, под нарастающие и непрекращающиеся овации он убеждался в величии своей славы. Чтение стихов чередовалось с лекциями и встречами с трудящимися; его сценой становились театры, клубы и в первую очередь площади. Жизненные впечатления, новые любовные переживания и далекие людские массы послужили необыкновенным материалом для творчества поэта и оставили неизгладимый след в его стихах.

Знаменосец революции и певец социалистических завоеваний, Маяковский воспринимает Свердловск лишь как «город Свердлова», председателя ВЦИК, умершего в 1919 году. А пять лет спустя город и действительно был переименован в честь этого высокопоставленного деятеля. Некоторые строчки почти что в самом конце стихотворения дают еще более ясное представление о взглядах поэта:

У этого
города
нету традиций,
бульвара,
дворца,
фонтана и неги.

Маяковский В. В. Екатеринбург — Свердловск.

Каким был Екатеринбург в начале XX века

И все же Свердловск — когда он еще назывался Екатеринбургом и был одним из важнейших горнопромышленных центров России — наверняка обладал тем особым очарованием, которое отличало многочисленные провинциальные города этой огромной империи. Он стоял на высоких холмах, защищенных восточными склонами Уральских гор, а стройная светло-зеленая колокольня внушительного Вознесенского собора была видна на расстоянии нескольких верст.

А все вокруг бурлило, как огромный котел, вобравший в себя большое количество разного народа: этих людей — среди них было много ссыльных — привлекала возможность работать на шахтах. Улицы, разумеется, были немощеные, а дома деревянные, но существовало также немало общественных зданий и частных кирпичных построек: например, на главной улице города красовались фасады особняков, принадлежавших зажиточным торговцам — представителям социальной группы, в то время уверенно набиравшей силу.

Екатеринбург был основан в 1721 году и получил название в честь Екатерины I, литовки по национальности, не отличавшейся благородством происхождения, которая стала второй женой Петра I (Екатерина I (1684—1727), русская императрица. Взошла на престол в 1725 г., после смерти своего супруга, императора Петра I.). Однако город, как, впрочем, и значительная часть соседней Сибири, начал особенно быстро развиваться в социальном и экономическом плане во времена более знаменитой императрицы — Екатерины II.

В скором времени русские цари осознали важнейшую роль Сибири, которая обеспечивала связь России со странами Востока, что имело огромное значение, и в первую очередь для торговли. Местные жители должны были платить русским завоевателям налог в виде ценных мехов; эту пушнину обменивали на чай, хлопок и шелк из Китая.

Ко всему прочему в Сибири были обнаружены богатые месторождения драгоценных металлов, и туда устремилась рабочая сила, представленная в основном ссыльными поселенцами. Екатерина II позаботилась и об административном делении территории: в 1783 году во главе каждой губернии был поставлен русский чиновник, чтобы население больше не подчинялось местным «властителям», а управлялось непосредственно из Петербурга.

Великая Сибирская магистраль

Но конечно же решающий импульс развитию всей территории Сибири придало строительство Великой Сибирской магистрали, самой грандиозной из всех, проложенных в России тех времен. Когда этой железной дороги еще не было, из Москвы до Иркутска добирались приблизительно за два месяца, не говоря уж про время, необходимое для того, чтобы доехать до Владивостока.

ЕкатеринбургПереселение в столь отдаленные районы было нереальным без соответствующих транспортных средств, и тогда в марте 1891 года император издал указ о строительстве Великой Сибирской магистрали: из восточных предместий Москвы железнодорожное полотно должно было протянуться, преодолев более 6500 километров, до самых берегов Тихого океана.

Именно это строительство, управлять которым было поручено девятнадцатилетнему наследнику, будущему Николаю II, стало для него первым важным официальным назначением. До того момента его упорно держали в стороне от управления страной, и его деятельность ограничивалась заинтересованным, но безмолвным и бесполезным присутствием на заседаниях Государственного совета.

И тогда министр Витте (Витте Сергей Юльевич (1849—1915), министр путей сообщения, затем министр финансов.) решил предложить Александру III назначить наследника председателем Комитета по строительству Великой Сибирской магистрали. Ответ царя ярко продемонстрировал его более чем сдержанное мнение о способностях сына:

«Сергей Юльевич, вы же сами видите, что мой сын растет оболтусом, каких поискать. Он запоздал в своем развитии».

ЕкатеринбургИ все же Николай Александрович получил это назначение и с честью исполнил свои обязанности. Он не мог подозревать тогда, что судьба уготовит ему смерть именно в Екатеринбурге, в одном из пунктов «его» Великой Сибирской магистрали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *