«Розыгрыш» для фашистов

блиндажи
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В первой половине апреля 1945 года 1240-й Выборгский полк 372-й Новгородской дивизии подошел к устью реки Одер ниже города Штеттин в полусотне километров от Балтийского моря. Командир полка подполковник Гладенко получил от командира дивизии особое задание. О нем вскоре без всякой команды догадались все бойцы.

К небольшому населенному пункту, расположенному на правом берегу Шецинского залива, подходили ночью без всякой маскировки и скрытности. Командиры весело балагурили с солдатами, без стеснения курили, даже без особой надобности освещали путь карманными фонариками.

Подошли к населенному пункту, сделали перекур, оставили в нем небольшую часть полка, а основные его силы скрытно снялись, сделали круг километра в три-четыре и по близлежащему лесу по старой дороге вновь пришли в тот же населенный пункт. Опять перекур, и через полчаса повторили кружный маршрут. Если у немцев остались здесь наблюдатели, они должны были увидеть, что русское командование к Шецинскому заливу подтянуло три полка.

Помощник командира взвода Геннадий Долганов, уроженец Ижевска, шел во главе колонны своих разведчиков. Позади него, чуть приотстав, шагал Мишка-моряк, парень огромного роста, косая сажень в плечах. Служил Мишка когда-то во флоте, как он попал на сушу, никто не знал, но было ясно — не по своей воле. Мало ли куда забросит человека военная судьба. Долганов и сам готовился стать артиллеристом, но вот уже два года ходит в разведчиках.

Рядом с Мишкой-моряком шагал боец Жилин — человек среднего роста, но тоже, как и Мишка-моряк, широк в плечах и тоже обладает незаурядной физической силой.

Разведчики сложили не одну легенду о друзьях. Рассказывали, что однажды на них наскочила группа немецких разведчиков и хотела взять их живыми. Друзья в рукопашном бою перебили немцев, а четверых оглушенных взяли под мышки и приволокли в свою часть…

За Мишкой-моряком и Жилиным шагали сержант Акашкин — тоже бывалый разведчик, и радист ефрейтор Морозов, недавно прибывший в разведроту.

Настроение бойцов было бодрое, они чувствовали, что немцу готовится какой-то «розыгрыш». Колонна остановилась, и начальник разведки полка капитан Скляренко подозвал к себе младших командиров.

— Так, товарищи командиры,— обратился он к ним серьезным тоном,— первая часть нашей операции завершилась. Теперь необходимо срочно подготовить «мощную боевую линию». Да так, чтобы в ней было много «блиндажей», замаскированной «артиллерии» и прочей «боевой техники». Использовать подручные средства. Задача ясна?

Командиры ответили, и капитан приказал приступить к делу. Долганов прибежал в свой взвод и передал приказ. Бойцы спешно разбежались по пустующим дворам сбежавших немецких бюргеров в поисках «боевой техники».

— А чем это не пушка? — весело воскликнул Мишка-моряк, выкатывая со двора двуколку с огромными колесами. — Берем колеса, через спицы продеваем палку, ставим на нее оглоблю или бревно, «маскируем» так, чтобы немец увидел то, что ему нужно видеть,— и «пушки» разных калибров готовы к бою. А вдруг и они начнут стрелять. Ведь говорят, раз в год и кочерга стреляет.

За ночь было выстроено «мощное укрепление». Кучи хвороста, соломы и старых бревен, заваленных свежевырытой землей, должны были доказать, что здесь расположены блиндажи. По всей линии пролегала зигзагообразная траншея. Не беда, что она была неглубока. Главное, с воздуха она должна была просматриваться очень четко.

Проснувшись поутру, немец наверняка пришел в унылое изумление: всего за ночь перед ним выросла такая мощная ударная линия, что на каждом километре насчитывалось более двухсот пушек, минометов и прочей боевой техники. Он, видать, не на шутку встревожился и вскоре выслал разведчика — «раму».

FW-4 Разведчик Рама

Как только показался самолет-разведчик, пехота начала делать короткие перебежки от одной «огневой точки» к другой. Все это должно было показать, что тут русское командование сосредоточило не только большое количество огневых точек, но и подтянуло живые силы.

Едва успел самолет-разведчик удалиться в сторону своей обороны, поступила команда срочно оставить «линию укрепления» и прятаться в надежное укрытие.

Через несколько минут фашисты по «укрепленной линии» открыли ураганный огонь. Затем она подверглась налету авиации. Наблюдательные пункты стали докладывать, что силы противника на другом берегу залива, напротив Выборгского полка, возрастают за счет прибытия новых подразделений и боевой техники. Значит, немцам пришлось оголить другие участки обороны. И поскольку город Штеттин был невдалеке, то каждый боец теперь догадывался, что немец вынужден был снять войска из-под него. А там наше командование наверняка готовит главный удар. Никто об этом не говорил, но солдатское чутье редко подводило. Это, как любил выражаться Жилин, было и «ежу понятно».

Но и о другом думал солдат: одной демонстрацией «укрепленной линии» дело Выборгского полка наверняка не закончится. Не зря же полк расположился напротив острова—удобное прикрытие и своеобразный трамплин для переправы на западный берег. А что бывает, когда небольшая часть вызывает на себя огонь большой группировки противника,— это всем известно.

«До конца Второй мировой войны,— думал, лежа в укрытии, Долганов,— остались считанные дни. Дома, наверное, уже лед на реках тронулся, грачи вьют гнезда. А что их ожидает здесь?»

Немец угомонился, и солдаты вышли из укрытий. От бомбардировки и артналета никто из полка не пострадал. А земля вдоль ложной линии была всплошную изрыта и перепахана разрывами бомб и снарядов.

Долганов получил задание наблюдать за островом, что находился перед ними посредине залива. Тянулся остров вдоль течения реки всего на километр. Ширину определить было трудно, но похоже — не более двухсот метров. Остров полностью зарос камышом, во время приливов затапливался водой. Если даже удастся переправиться туда, то спрятаться на нем будет невозможно: окопы не выроешь, зальет их водой, камней наверняка там нет, а камыш — ненадежное укрытие от пуль и осколков.

Через несколько часов командование полка приказало одной стрелковой роте с отделением разведчиков Долганова начать переправу. Рота подготовила лодки, плоты, камеры автомобильных колес и другие подручные средства. Но немец, оказывается, внимательно следил за всем, что происходит на правом берегу: едва бойцы достигли середины рукава реки, как на них обрушился шквал огня из всех видов артиллерии. Вода в реке превратилась в гигантский бурлящий котел. Было перебито и потоплено большинство лодок и плотов. Стало ясно, что под таким огнем нечего и думать о дальнейшем движении к острову. Да еще неизвестно, есть там немцы или нет. Если даже удастся добраться до него вплавь, немцы перебьют всех бойцов из автоматов и пулеметов.

Оставшиеся в живых бойцы без всякой команды повернули назад к своему берегу. Долганов вместе с Мишкой-моряком и Жилиным переправлялся на небольшом плотике. Снаряд упал невдалеке от них. «Полундра!» — услышал Долганов крик Мишки и тотчас почувствовал, как моряк схватил его цепко за руку. В то же время их подняло и отбросило на несколько метров в воздух. Затем он почувствовал, что погрузился в воду. Мишка продолжал его держать. Долганов начал вырываться, не понимая, почему моряк его держит под водой. Потом почувствовал, что его потянули вверх. Выплыли. Кругом плавали бревна от разбитого плота.

—  Спокойно, командир,— сказал Мишка и потянул его к берегу.

— Где Жилин? — крикнул Долганов. Мишка не ответил.

— Да не тяни ты меня, черт побери. Я сам умею плавать!

— Вижу,— ответил Мишка.— Но голову под бревна не надо подставлять.

Только теперь понял Долганов, почему моряк его удерживал под водой. Бревна разбитого плота, падая, могли ударить по голове. Он удивился тому, как Мишка даже в таком переплете сохраняет спокойствие и самообладание.

Когда выбрались на свой берег, Долганов, едва отдышавшись, начал искать своих бойцов. Вот выплыл Жилин. Он тащил за собой Акашкина. Затем собрались другие бойцы. Отделение было в полном составе, а стрелковая рота не досчиталась половины.

С тяжелым чувством шел Долганов к капитану Скляренко на доклад.

— Товарищ капитан, приказ не выполнен.

—  Смените обмундирование и обсушитесь,— ответил ему капитан.— А приказ вы выполнили с честью.

От имени командования полка всем бойцам была объявлена благодарность. Погибшие в этом бою были представлены к посмертным наградам.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *