Русские войска на Куликовом поле

Русские войска на Куликовом поле
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Великий князь Дмитрий Иванович, оставив для охраны столицы воеводу Федора Андреевича, отправляется в Коломну — там князя ждало собравшееся со всех концов Руси войско. Здесь к нему присоединяются и сыновья литовского князя Ольгерда — Андрей и Дмитрий со своими полками. На месте, называемом Девичье поле, проводится смотр войск.

Пока великий князь занимается подготовительными делами, ему докладывают о нахождении Мамай мурзы за Доном, что он там дожидается прибытия Ягайло. (Видно, разведывательная работа у русских находилась на должной высоте.) Как раз в это время великому князю сообщают о прибытии в ставку посла от Мамай мурзы.

Переговоры русских и татар

Начинаются переговоры. Посол, напомнив великому князю старые порядки, требует от него уплаты ясака как во времена ханов Узбека и Джанибека. Великий князь хотя и не отказывается платить «выход», но не соглашается отдавать его в прежнем размере. Посол выражает несогласие такой постановкой вопроса и отправляется обратно.

Встает законный вопрос: для чего прибыл посол? Лишь для того, чтобы потребовать уплаты ясака в прежнем размере или хотел собственными глазами увидеть моральное состояние русских, готовность их выступить против или наоборот? Если бы русские согласились строить отношения по-прежнему, может, Мамай мурза готов был отменить поход… Словом, переговоры не приводят к положительному для Мамай мурзы результату, и остается решить дело на поле боя.

В эти же дни русским становится известна двурушническая позиция князя Олега, который вел двойную игру, желая угодить одновременно великому князю и Мамай мурзе.

Выдвижение русской рати

Наконец 20 августа русское войско покидает Коломну, проходит по землям Московского княжества и останавливается на Оке. Здесь к основному войску присоединяются полки Серпуховского княжества во главе с двоюродным братом великого князя Владимиром Андреевичем и московского воеводы Тимофея Владимировича.

русская ратьТаким образом, 26 августа происходит полный сбор русского войска. На следующее утро оно переходит реку Оку и вступает в земли Рязанского княжества. Это обстоятельство ставит князя Олега в очень трудное положение. Потому что, по его предположениям, узнав о готовящемся походе татар, московский князь должен был бежать в более безопасное место. Кто мог подумать — сборная армия Москвы стоит уже на пороге. Если узнают о его сговоре с Мамай мурзой и Ягайло — конец всему. Нетрудно представить состояние князя Олега, охваченного в эти дни такими тревожными мыслями. Он теперь не может присоединиться в открытую ни к Мамай мурзе, ни к великому князю Дмитрию, так и остается между двух огней, не зная, что выбрать. Поэтому он старается держаться подальше от того и другого. В таком положении об участии в сражении не может быть и речи.

Между тем русское войско с 27 августа по 6 сентября движется к Дону; выйдя к началу реки, свой путь продолжает по берегу. Пока войско медленно передвигалось, разведывательные отряды сновали по степи, пытаясь выяснить местоположение татар.

Осторожность передвижения русской армии

По мнению историков, расстояние между устьем Лопасни и рекой Непрядвой, где произошло сражение, составляет около 150 верст. Эти 150 верст русские проходят девять-десять дней. Значит, скорость передвижения была не выше 15 верст в день. Почему же они двигались так медленно?

Во-первых, такая тихоходность объяснялась большой осторожностью русских. Ведь они уже двигались по Кыпчакской степи, шли, можно сказать, по чужой территории, поэтому приходилось смотреть в оба, предпринимать всякие меры предосторожности. Как знать — вдруг появятся летучие отряды татарской конницы и неожиданно набросятся на них. Во-вторых, в это время они не располагали точными данными о местоположении орды Мамай мурзы. «За Доном» — слишком растяжимое понятие. Поэтому по мере передвижения приходилось посылать в разные стороны маленькие отряды для разведки. Одновременно нужно было скрывать движение большой рати. Вести крупное войско незаметно для противника — дело нелегкое. Для этого предпринималось много мер, потому что оказаться неожиданно перед самым носом врага — считай, половина победы.

В это время Мамай мурза спокойно ждал прибытия сил Ягайло, он даже не мог допустить мысль, что русские, хотя и с большой осторожностью, нарушая все обычаи, вступят на татарские земли и намерены с ним сразиться.

Наконец 6 сентября русское войско, достигнув Дона, останавливается на берегу. Видимо, у Дона стоял сторожевой отряд татар, потому что в тот же день раненые бойцы сообщают Мамай мурзе о появлении на берегу большой русской рати.

По правде говоря, для Мамай мурзы это было большой неожиданностью. Подумать только, месяцами готовить большой поход против русских, вести различные переговоры — и, когда войско уже начало собираться, вдруг перед твоим носом всплывает вражеское войско! Конечно, это обстоятельство, должно быть, его сильно разозлило и расстроило. И он торопливо начал готовиться к сражению. Однако и русские не сидели сложа руки — они тоже готовились к решающей битве.

Ожидание Куликовской битвы

8 сентября, после встречи со сторожевым отрядом татар, русские целый день ожидали каких-нибудь действий со стороны Мамай мурзы. Но их не было. И на следующее утро при полной готовности они стояли на берегу Дона, думая, что татары скоро начнут нападение. Опять тишина. Князья и воеводы, стоя на берегу, не знали, что и подумать. Враг пока почему-то нападать не собирался.

Осторожность передвижения русской армииВозник вопрос: переходить реку или нет? Мнения разделились: одни призывали не испытывать судьбу, говорили, что татар нужно встречать на этом берегу. А другие были за то, чтобы самим перейти реку и вести сражение на противоположном берегу. Если перейти реку и занять удобную позицию, то река послужит преградой к отступлению, значит, заставит каждого бойца биться во всю силу, к тому же неприятель не сможет обойти войско и ударить по флангам, что часто применялось у ордынцев.

Здесь следует упомянуть об одном важном событии, произошедшем как раз во время спора между князьями и воеводами, которые рассуждали, перейти Дон или нет. Дело в том, что как раз в это время к великому князю Дмитрию Ивановичу от игумена Сергия Радонежского прибыл гонец и вручил грамоту. В ней, кроме вдохновляющих на борьбу против татар слов, был и конкретный совет: не теряя времени, самому следует начать сражение.

Русские войска занимают позицию на Куликовом поле

Надо думать, что авторитетное слово святого старца не осталось без внимания. Как случилось, что игумен Сергий заранее знал о возникшем на берегу Дона споре — перейти или не перейти реку и как раз в то время подоспела его грамота с решительным советом самим перейти в наступление? Пишут, что после отправления русского войска в поход игумен Сергий дни и ночи проводил за молитвами. Его духовные очи многие события видели заранее. Вспомним хотя бы тот факт, что, когда великий князь Дмитрий Иванович приехал к нему за благословением перед отправлением в поход, отец Сергий решительно сказал: «Врага ждет погубление». Чтобы высказаться так решительно, надо быть уверенным в исходе дела. Нет сомнения, что этот человек обладал высшей духовностью и ясновидением. Он все видел и знал заранее.

Раз мы заговорили о ясновидении, приведем еще один факт из его биографии, и он связан с Куликовской битвой.

Русские войска занимают позицию на Куликовом полеКогда шла битва, игумен Сергий, находясь в Троицком монастыре, как бы стоял на дозорной башне и рассказывал окружавшей его братии о ходе битвы: вот пал смертью такой-то князь, такой-то воевода и т.д. Эта способность на большом расстоянии обозревать поле битвы еще раз подтверждает его способность к ясновидению.

10 сентября, не дождавшись нападения Мамай мурзы, русские к вечеру, между пятью и шестью часами, начинают переход реки и заканчивают его под утро. Нет сомнения, что переход такого большого войска через Дон не остался неизвестным противоположной стороне. Иначе и быть не могло. Но Мамай мурза не воспользовался этой суматохой, не организовал нападения. А ведь это был самый выгодный момент. Может, он хотел использовать его по-своему, например, прижать русское войско к реке уже после перехода, чтобы не было возможности к спасению. Или он был обескуражен внезапным появлением противника и не мог принять определенного решения. Может, его войска не были готовы начать сражение.

Вопросов много, и никто уже на них ответить не может, остается лишь строить предположения. Однако тут ясно одно — Мамай мурза, переоценивая свои возможности, не учел возросшую силу и активность неприятеля.

В это время русские на другом берегу реки, на Куликовом поле, успели занять удобную для ведения боя позицию.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *