С перепугу открыть огонь по своим

Советские солдаты идут по деревне ВОВ

Было начало июля, когда в расположении 218-го полка появились раненые, переправлявшиеся с правого берега Днепра. Они рассказывали об ожесточенных боях под Борисовом и о приближении противника к Орше.

Тяжело было слушать такие вести. Оказался среди раненых и боец, который вел пораженческие разговоры и передавал содержание фашистских листовок. Старший сержант Ибрагимов из нашего взвода рассказал о нем в своем отделении.

Это стало известно в штабе полка. Выяснилось, что у задержанного «бойца» никакого ранения нет, а рука забинтована окровавленной марлей и подвязана на шею. Подстрекателя немедленно увезли в особый отдел дивизии, а Ибрагимова привели в штаб полка.

Дознание приказали провести мне. После беседы я убедился в отсутствии у сержанта какого- то умысла. Тем не менее роте объявили, что вину он должен искупить в бою. Этот эпизод мобилизующе подействовал на бойцов и командиров, поднял их бдительность.

Вспоминается еще один случай, который также приближал наше сознание к боевым ситуациям. В первых числах июля капитану Филиппову, комбату, было приказано провести разведку правого берега. Группа из 30 разведчиков установила, что на железнодорожной станции в 6—7 километрах от Днепра появилось подразделение противника, по-видимому, мотобатальон.

В бой разведчики не вступали. Наши наблюдатели заметили их перебежки в полосе до полутора километров и приняли за фашистов. Неизвестно, кто первый сказал, что наступают немцы. Но тут же в одной из рот открыли огонь из пулеметов, винтовок, а потом несколько выстрелов сделала батарея 45-миллиметровых пушек.Минометный расчет под огнем меняет позицию

Помню, как капитан Филиппов бежал вдоль берега с группой командиров и во весь голос кричал: «Прекратить стрельбу!» К счастью, никто из наших не был ранен. Стреляли с большой дистанции и, в общем, плохо.

На собрании комсостава батальона этот эпизод обсуждался очень резко. Кое-кто обвинял запасников. Возможно, были для этого основания, но, думаю, не стоило все сваливать на нас: опыта военных действий не хватало у всех.

Противник особенно не беспокоил. И каждый день в подразделениях шли занятия по боевой подготовке, проводились политинформации. Пришлось и мне в своей роте выступать. Рассказал о борьбе с тевтонами в XIII—XV веках, потому что многие просили об этом еще в Казани.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *