Самовольные убийства в Бухенвальде

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Показания бывшего эсэсовского судьи д-ра Моргена о совершении самовольных убийств комендантом лагеря Кохом

Морген . …Коху кажется, что один заключенный еврей небольшого роста, у которого была бросающаяся в глаза внешность, все время следует за ним из лагеря в лагерь, какую бы должность Кох ни занимал. Из суеверной боязни несчастья Кох в один прекрасный день дает указание убить этого заключенного.

Другой пример. Коху кажется, что о его преступной деятельности или об определенных личных взаимоотношениях с некоторыми заключенными стало известно. Чтобы защитить себя, он приказывает убить этих заключенных. Защитник Пелкман.. Какие были возможности для совершения этих убийств и могло ли это стать известным другим заключенным лагеря?

Морген. Процедура была в общем очень простой. Соответствующих заключенных вызывали без указания на то причин, и они должны были явиться к воротам концентрационного лагеря. Это никому не бросалось в глаза, так как почти ежечасно туда следовали заключенные для допроса, для отправки в другие лагеря и т. п.

Вызванных заключенных сажали затем в расположенную вне лагеря так называемую арестантскую гауптвахту при комендатуре. Там их держали под арестом в течение нескольких дней, часто до двух недель, а потом надзиратель арестантской убивал их, чаще всего сделав им ложную прививку. В действительности же им делали в вены инъекцию фенола.

Другой возможностью для тайного убийства была отправка по какому-либо случаю в лазарет. Врач просто констатировал, что человек нуждается в лечении, отправлял его в лазарет, через некоторое время изолировал его от других больных и убивал. В этих случаях делалась запись, что соответствующий заключенный умер от такого-то обычного заболевания.

Еще один пример. Заключенного переводят в команду с очень тяжелыми условиями труда, чаще всего в так называемую «команду каменоломни». Капо этой команды получает специальное указание и с этого времени делает жизнь заключенного все более невыносимой, постоянно погоняя заключенного во время работы и всячески придираясь к нему.

В один прекрасный день заключенный теряет охоту работать. Чтобы уйти от этих истязаний, он пытается бежать, прорвавшись через цепь охранников, и охранник, хочет он этого или нет, убивает его.

Эти способы убийств варьировались от случая к случаю, они совершались в укромных местах, в разное время, и именно поэтому их совершенно невозможно было распознать. И это дает нам право полагать, что комендант, в данном случае Кох, опирался при этом на абсолютно преданных ему людей, занимающих ключевые позиции, как, например, в данном случае на врача, который впоследствии был арестован, на надзирателя, который также был арестован и сразу после ареста покончил жизнь самоубийством…

лагерь

Сообщение об убийстве французских, английских, канадских и бельгийских товарищей

17 августа 1944 года по моей просьбе в подчиненный мне блок 17 были доставлены 37 новичков. Причиной ареста этих товарищей, по моему мнению, едва ли могло быть предполагаемое их уничтожение, тем более что гестапо сообщило им, что их обменяют на пленных германских офицеров.

Они очень хорошо, по-товарищески относились друг к другу и к нам. Их деятельность во Франции заключалась в том, чтобы обеспечивать в качестве парашютистов связь между Англией и французскими маки.

9 сентября 1944 года я получил список, в котором значились имена 16 из этих новичков… В 15.30 они должны были явиться к воротам лагеря. Все были одного мнения, что, по- видимому, предстоит допрос. И только маленький Марсель Леччиа из Аяччо сказал: «Нас повесят». От него у меня еще сохранилось обручальное кольцо.

У ворот раппортфюрер, унтершарфюрер Верле, зачитал их имена и попарно отправил их в карцер. У входа в карцер им надели наручники. Затем я получил приказ наблюдать за ними. В этот день все мы были очень подавлены, особенно я, так как отлично представлял себе дальнейший ход событий. Помочь мы не могли ничем, к тому же арестованные не верили нам и не знали, что все это значит.

12 сентября было объявлено, что их освободили из-под ареста. Но еще 10 сентября они были повешены.

5 октября к 8 часам утра товарищи были вызваны к воротам. Они были предупреждены об этом накануне вечером. Анри Фраже, офицер из Парижа, и некоторые другие сразу же пришли ко мне. Мы взвесили все возможности оказания помощи, но не смогли ничего придумать, так как было слишком поздно.

Я мог лишь дать им совет выйти на следующее утро на работу с одной из первых команд и совершить побег или оказать сопротивление, когда им будут надевать наручники, чтобы по крайней мере захватить с собой на тот свет нескольких своих палачей. Первое предложение было отклонено. Относительно второго участники хотели еще договориться. Фраже сказал на прощание: «Кланяйтесь моей жене! Жаль, что умирать приходится таким образом и перед самым концом войны. Все те, кто борется, должны считаться с тем, что они сами могут пасть в этой борьбе».

Мы обнялись и расстались навсегда. На следующее утро в 8 часов я с графом Раулем Люберсаком из Парижа пошел к воротам и. еще раз поговорил с товарищами, вызванными к третьему щиту. Они сказали нам, что в интересах всего лагеря не хотят оказывать сопротивления.

Они выкурили еще по одной сигарете, которые я им дал, и были совершенно спокойны. Вскоре явился раппортфюрер, обершарфюрер СС Гофшульте. Была произведена поименная перекличка, каждому надели наручники и в закрытом автомобиле всех отвезли к каменоломне, где эсэсовцы попарно вытаскивали их из автомобиля и расстреливали из пистолетов… Отто Шторх

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *