Сапоги износил, пальцы голые

октябрь 1941
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

13 октября вечером из КП полка сообщили комбату, что немцы утром начнут наступление почти на всем фронте. Немцы кричали из своих окопов:

— Рус, завтра будешь буль-буль в Волге.

Они были так уверены в победе, что открыто кричали о своем наступлении. И даже сообщили, что в нашем полку осталось всего 82 человека.

Утром началась артподготовка. Ровно в девять часов немцы силами до двух полков автоматчиков и при поддержке 40 танков пошли в наступление. (О количестве танков и пехоты я узнал от комбата после боя.) Загрохотали фашистские танки. Они на ходу вели огонь из пушек и пулеметов. Самолеты большими партиями заходили на бомбежку наших тылов. Комбат был у телефона и кричал в трубку:

— Дайте сапоги, сапоги износил, пальцы голые!

Но ему отвечали, что сапоги (то есть боеприпасы) нужны не только ему…

На всем участке шли тяжелые бои. Но все же к нам пробрались два бронебойщика. Притащили противотанковое ружье и несколько гранат. Очень трудно описать ход этого боя. Кругом стрельба, свист пуль, грохот. Немцы применяли разрывные пули. Ударяясь о развалины, пули рвались и издавали своеобразный звук-щелчок. Слышны стоны и отдельные выкрики.

Бойцы автоматным и винтовочным огнем отражали атаку врага. Я не мог дотронуться до ствола винтовки, так он накалился от беспрерывной стрельбы. Даже накладка не могла предохранить руки от ожога.

октябрь 1941

После контузии я лежал у восточной стены фабрики- кухни. Немцы продолжали на нас нажимать. На левой стороне железнодорожной ветки, из-под угла покосившегося деревянного дома застрочил немецкий пулемет. Мне это было видно хорошо, так как расстояние было небольшое, всего метров сто. Прицелился, выстрелил.

Вспышки прекратились, вероятно, я убил пулеметчика, ибо вскоре к пулемету стал пробираться другой фриц. Я и по нему выстрелил, фриц упал и лежал неподвижно. Вскоре из- за угла дома показались еще два немца. Снова нажал на курок, и еще один фашист упал, но после он перевернулся и пополз за дом. Я сделал еще несколько выстрелов, но промахнулся, сильно волновался. Вскоре ко мне пришел старший сержант Грибель. Он мне помог перебраться обратно в подвал.

К середине дня 14 октября немцы взяли кочегарку. Только одному красноармейцу Зайцеву удалось выбраться из нее живым. Ночью комбат послал связного в КП полка с донесением и, вероятно, с просьбой о подкреплении, так как примерно часа через два к нам пришло человек десять автоматчиков, их привел младший лейтенант Карпов.

Автоматчики принесли нам патроны, гранаты и бутылки с горючей смесью. Мы сразу же двинулись отбивать кочегарку. С криками «ура!» бросились в развалины котельной. Завязался бой, немцы отступили.

Продолжали дымить два подбитых танка. На правом фланге фашисты заняли наши окопы, но бой продолжался, правда, уже не с такой силой, каким он был в начале дня. Под вечер немцы опять вынудили нас уйти из кочегарки фабрики-кухни. Справа нас обошли немецкие автоматчики. Слева почти все бойцы погибли: только один кто-то короткими перебежками отходил к Волге. Наш левый фланг оказался открытым врагу.

Комбат сообщил обстановку на КП полка. Почти одновременно связь была прервана. Комбат послал связного, но он был убит. Пройти уже было невозможно. Вот так мы, оставшиеся в живых несколько человек, оказались в подвале фабрики-кухни. Из наших бывших курсантов оставались только Алексей Бочкарев и Сергей Кобелев, а фамилий остальных не помню.

Это были бойцы из группы младшего лейтенанта Карпова. Среди нас были и раненые. Комбат ранен в ногу осколком гранаты. Старшему сержанту Грибелю поцарапало голову. Бутаков тоже что-то хромал, я ощущал последствия контузии.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *