Сердце Кафура — герои не умирают

Чтобы выведать намерения врага, командованию был нужен «язык». Дважды ходили в разведку моряки, но возвращались с пустыми руками. В ночной рейд отбирали самых мужественных и бывалых бойцов.

— Мамедов! — назвал фамилию Кафура командир.

— Постарайтесь взять офицера, на худой конец унтер-офицера, — сложную задачу поставил перед разведчиками-моряками начальник штаба.

Ночью бесшумно пересекли линию фронта. Прятались в воронках от снарядов, когда на землю падали осветительные ракеты. Достигли подлеска. Под ногами у матроса, который пробирался рядом с Кафуром, хрустнула ветка, и сразу же раздался окрик:

— Хальт!

Пользуясь темнотой, Кафур бесшумно подкрался к немцу, ударил его автоматом по голове.

— Наповал. — констатировал один из моряков.

К счастью, голос часового не услышали в расположении гитлеровцев.

Офицера, который, судя по всему, шел проверять посты, заметил Кафур. Когда он поравнялся с ними, моряки в охапку сгребли обер-лейтенанта.

Назад вернулись без потерь. А исчезновение офицера и часового гитлеровцы обнаружили с запозданием и, растерявшись, открыли беспорядочный огонь.

Кафур не присутствовал на допросах «языка», но позднее ему сообщили, что от обер-лейтенанта удалось узнать важные сведения.

— Большие потери несут фашисты. Ждут подкреплений, просят прислать технику, — сказал Мамедову лейтенант Синицкий.

Нет, сводки не становились утешительней. Враг продолжал рваться в глубь Кавказа, к Волге. Разъяренные своей неудачей под Туапсе, гитлеровцы бросали в бой на Черноморском побережье новые полки. Одна за другой волна атакующих немецких автоматчиков надвигалась на хутор Пшада.

Кафур, стрелявший по гитлеровцам из автомата, уже потерял счет атакам. Он не помнил, когда последний раз можно было сомкнуть глаза.

Немцы напрасно ликовали, несколько потеснив краснофлотцев на правом фланге. Раньше, чем фашисты успели закрепиться и лейтенант Синицкий поднял роту в контратаку.

— За Родину! Вперед! — Командир не сомневался, что за ним невзирая на шквальный огонь, поднимутся все бойцы подразделения.

Ударили немецкие батареи. Скошенные огнем, пали бойцы первой цепи. А лейтенант Синицкий все бежал и бежал вперед. Немцы отступали.

Это случилось в тот час, когда солнце опустилось к самому морю и по небу над водой пролегли багровые складки. Кафур, находившийся рядом с лейтенантом, заметил, как фашистский автоматчик, спрятавшись за скалой, наводит оружие на Синицкого.

«Спасти командира! Жизнь лейтенанта висит на волоске!» — молнией пронеслась у Кафура эта мысль.

Кафур схватился за автомат. Но магазин был пуст. Если перезарядить автомат, будет поздно.

— Товарищ лейтенант! — что было сил крикнул Кафур. Но командир не услышал его.

Все произошло в считанные секунды. Кафур видел перед собой только черное дуло вражеского автомата. Любой ценой предотвратить несчастье, спасти жизнь Синицкого. В эти мгновения Кафур понял, как близок и дорог ему человек, за которым он, не ведая сомнений и страха, шел в атаки.

Ствол вздрогнул и застыл. Вот-вот грянет выстрел! Поздно и бесполезно рассуждать. Существует только одно. «Спасти лейтенанта еще возможно», — говорил себе Кафур. Мамедов бросился к лейтенанту и прикрыл собой его в тот неотвратимый миг, когда раздалась очередь из автомата. Что-то сильно толкнуло Кафура в грудь, он ощутил жжение у самого сердца, которое билось так сильно, что удары его отдавались в ушах, сжимали голову.

«Успел… Как хорошо, что я успел…». Боль исчезла, туман окутывал сознание. Смутно различил он голос командира, вспомнил вдруг белоруса, вручившего ему комсомольский билет, мать, совсем-совсем седую, и девушку с черной косой… Они еще не скоро узнают, что его нет в живых. К ним еще идут его письма.

Лейтенант Зиновий Синицкий бережно поднял Мамедова, поцеловал его мокрый лоб. Дрогнули веки Кафура, и он едва слышно сказал:

— Умираю. Бейте их…

Последние слова Кафура, переданные из уст в уста, прошли по цепям роты.

— Мы не забудем тебя, Кафур. Отомстим! — поклялся за всех лейтенант. Никогда еще в глазах своего командира бойцы не видели слез, а здесь он заплакал.

Краснофлотца Мамедова похоронили на каменистом берегу у самого моря. Моряки шли в бой мимо горки камней, лежащих над его могилой, и крепче сжимали винтовки.

бои за Туапсе

В этом бою сотни фашистов заплатили своей жизнью за гибель Кафура. В неудержимом порыве, опрокинув врага, морская пехота стремительно изгоняла фашистов с побережья.

За героическое сражение у хутора Пшада вся рота лейтенанта Синицкого получила награды. Но выше всех Родиной был отмечен подвиг рядового воина — бакинца Кафура Мамедова. Ему присвоили звание Героя Советского Союза посмертно.

И в той же самой бакинской типографии, где в первый месяц войны Кафур набирал текст к плакату о герое капитане Гастелло, печатали плакат, изображающий подвиг бывшего наборщика, комсомольца-моряка Мамедова.

Каждый день старый кирщик Насир Мамедов открывает скрипучую калитку своего дома и, опираясь на палку, подходит к каменному парапету горы. Внизу перед ним как на ладони лежит весь город. Среди сотен домов он сразу находит здание мореходного училища, которое носит имя его сына. А когда он смотрит на море, то среди множества судов сразу узнает корабль «Кафур Мамедов». Сын не умер. Это сердце Кафура бьется в теле огромного парохода. Герои не умирают.

Один комментарий на тему “Сердце Кафура — герои не умирают
  1. Опять Пшада ! Да не было там боевых действий , никто в атаку там не ходил , и фашистов там и близко не было. Автор лжец !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *