«Штрафная рота» и «К-рота»

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Созданная спустя некоторое время после организации лагеря Бухенвальд штрафная рота имела целью рано или поздно «приканчивать» людей. Если уж для всех остальных заключенных жизнь была пыткой, то условия в штрафной роте человеческий рассудок просто не мог себе представить: начиная с безумного темпа работы и никогда не ограничивавшейся продолжительности рабочего дня до зверских методов истязаний этих заключенных. Ни один заключенный не знал, как скоро он может очутиться в штрафной роте.

Часто самые пустяковые и незначительные причины были поводом для того, чтобы отправить кого-то в штрафную роту. Часто не было вообще никакой причины; заключенных отправляли в штрафную роту просто по документам.

После начала войны была создана еще одна рота — «К !-рота» («К-заключенными» были все те, кто каким-либо образом провинился на войне и кто не мог быть осужден, так как его «преступление» было слишком незначительно).

Здесь я хочу рассказать о некоторых моих личных переживаниях в «К-роте». Тем, что я жив, я обязан лишь своему профессиональному умению и личной помощи нескольких моих друзей антифашистов.

Штрафная рота была закрытым штрафным заведением лагеря. Соответствующие блоки были дополнительно обнесены двойной оградой из колючей проволоки. Нам не разрешалось иметь никаких контактов с остальными заключенными, если даже иногда работа действительно заканчивалась. Так, например, было почти невозможно, чтобы кто-либо из хороших друзей мог сунуть нам что-нибудь из сэкономленной еды. Из-за длительной и тяжелой ежедневной работы и изнурительного голода мы чувствовали себя не только смертельно усталыми, но в нас вообще еле-еле теплилась жизнь.

В большинстве случаев мы как подкошенные падали на свои соломенные тюфяки в переполненных бараках (по три человека на два тюфяка). А как часто при этом еще раздавалось: «50 заключенных из штрафной роты и «К-роты» на разгрузку материалов (или носить бревна) немедленно к воротам!»

Штрафная рота и «К-рота» состояли, конечно, не только из политических заключенных, среди них были также рецидивисты и отчасти польские заключенные, единственной виной которых была связь с немецкими девушками. Больше всех от издевательств страдали заключенные евреи. Так как в штрафной роте и «К-роте» было довольно много заключенных уголовников, там не могло быть товарищеских отношений.

У нас отбирали и крали все: обувь, хлеб, деньги, зажигалки и т. д. Минимальные льготы, которыми пользовались в лагере остальные заключенные, на нас не распространялись. Мы имели право писать своим родственникам лишь по одному письму в квартал, а также получать от них только одно письмо.

лагерь

Мы должны были работать по воскресеньям, когда все другие в лагере отдыхали. Нас заставляли проделывать штрафные упражнения, причем каждый раз в результате этого среди нас были умершие. К тому же нам недодавали полагавшуюся еду. Нас избивали от подъема до отбоя. Кроме лишения пищи наравне с остальными заключенными, нам к тому же не давали еды еще от одного до трех дней в неделю, а мы должны были выполнять тяжелую работу.

Все заключенные штрафной роты и «К-роты» сначала в-полняли тяжелые транспортные работы на строительстве казарм и домов. Позже мы все попали в каменоломню. Здесь никто не выдерживал более трех месяцев…

Мы должны были ежедневно работать в каменоломне 12 часов и, кроме того, три-четыре часа в огороде. В каменоломне мы ежедневно нагружали камнем от 52 до 54 вагонеток по 15-17 центнеров в каждую. Камень нужно было быстро втаскивать по 500- метровому уклону под углом в 25 градусов. Вниз мы бежали бегом. При этом на нас были только деревянные башмаки. В результате этого у всех нас заболевали ноги, а лечиться в лазарете мы не имели права. Перерыв за весь день составлял полчаса, однако ни есть, ни пить во время перерыва не давали.

Большинство наших товарищей страдали расстройством желудка, но отойти и оправиться они не смели.

Эсэсовские конвоиры за убийство заключенного получали отпуск и премию. Поэтому сопровождавшие нас при втаскивании вагонеток конвоиры бросали наши шапки на два-три метра в сторону и приказывали нам принести их обратно. При этом они многих пристреливали, чтобы воспользоваться отпуском и премией. Некоторые эсэсовские конвоиры убивали за один день троих заключенных.

Другим методом убийства была «обработка»; это означало, что соответствующего заключенного мучили до безумия, после чего он бежал на цепь охранников, чтобы прекратить свои мучения, дав себя застрелить. Заключенных, которые во время работы теряли сознание, поливали водой, пока они снова не приходили в себя и продолжали работу. Тела мертвых нацистские подручные топтали ногами. Заключенных сбрасывали также с уступов каменоломни.

Штрафная рота и «К-рота» также поставляли большую часть заключенных, которых заражали бациллами сыпного тифа.

Каждый день после окончания работы каждый должен был приносить из каменоломни в лагерь большой камень, что для многих было равнозначно смерти.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *