Штурмовики с боевого курса не сворачивают

Штурмовики с боевого курса не сворачивают
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

29 апреля несколько групп ФВ-190 под прикрытием «мессершмиттов» пытались прорваться к нашим аэродромам. Встретив серьезный отпор на подступах, бомбардировщики повернули на свою базу. А пять истребителей из группы «Гордость Германии» вступили в бой с летчиками-североморцами.

Командир полка гвардии капитан П. Г. Сгибнев возвращался с задания, когда фашисты появились над нашим аэродромом. Набрав нужную для атаки высоту, Сгибнев увидел «мессершмитта» с полосатым камуфляжем. На нем летал самый опытный немецкий ас обер-фельдфебель Рудольф Мюллер.

Немец не заметил, как к нему подлетел Сгибнев. Наш летчик снарядом разбил «мессеру» правый элерон. Самолет начал спиралить. Добил машину Мюллера младший лейтенант Николай Бокий.

Прославленный фашистский ас вынужден был посадить самолет на одно из замерзших озер, в пяти километрах южнее нашего аэродрома. Сразу же после боя Петр Сгибнев отправился на У-2 к месту посадки гитлеровца. Он приземлился рядом с разбитым самолетом. Но Мюллер находился уже далеко. Пройдя на лыжах 90 километров в южном направлении, он повернул затем на запад, в сторону финской границы.

Об исчезновении Мюллера узнали пограничники. Они немедленно устроили облаву и нашли спящего немецкого аса у самой границы.

После этого боя, в котором наши «ястребки» сбили все вражеские самолеты, группа «Гордость Германии» отказалась от пиратских налетов на наши аэродромы.

В небе Заполярья воевал и другой немецкий ас — капитан Эрлер. Давно мечтал летчик 20-го истребительного полка комсомолец Каюм Мельдизин встретиться с Эрлером. Не просто встретиться, а победить знаменитого аса.

Каюм был смелым летчиком. Он не терял самообладания в любой обстановке.

Штурмовики с боевого курса не сворачивают

Однажды с ним произошел такой случай. После возвращения из госпиталя Мельдизин совершал тренировочный полет. Он был в воздухе один, когда появились немецкие самолеты. Дежурные истребители, поднятые по тревоге, не успевали перехватить врага. Тогда Мельдизин получил приказ — атаковать немецкие самолеты.

Но как справиться одному с двумя десятками бомбардировщиков и истребителей? Помогла комсомольцу находчивость. Каюм пристроился в боевой порядок врага и начал сбивать бомбардировщики. Это вызвало переполох. Немцы поспешили сбросить груз, не долетев до места. Так один североморский летчик сорвал налет большой группы гитлеровских самолетов на Полярный.

Каюм долго думал о том, как бы встретиться с Эрлером. Он написал фашистскому асу письмо. Отдавая должное мастерству аса, североморский летчик вызывал его на открытое единоборство в любом месте, в любое время и на любой высоте. Отправляясь в разведывательный полет, Мельдизин захватил письмо с собой. Он надеялся сбросить его на вражеский аэродром. Но по дороге на Луостари летчик заметил вереницу легковых автомашин. «Видимо, высокое начальство прибыло с визитом», — решил Каюм. Соблазн был велик, и Мельдизин открыл огонь по автомашинам. Позднее он узнал, что на аэродроме в это время находился командующий 5-м воздушным флотом Германии генерал-полковник Штумпф…

Неоценимую помощь торпедоносцам и штурмовикам оказывали воздушные разведчики. В поисках целей они совершали дальние полеты на вражеские коммуникации. Первый полет в район Нарвика выполнил командир авиационного разведполка подполковник Н. Г. Павлов.

Небо было безоблачным, и с высоты шесть тысяч метров фотоаппарат фиксировал все до мельчайших подробностей. После пяти часов разведки экипаж вернулся на свой аэродром, доставив ценные сведения.

Капитана Л. Елькина по праву считали лучшим разведчиком полка. Много раз вел он наблюдения в глубинных районах вражеской территории: над Альтен-фиордом, Гаммерфестом, Тромсе. И всегда привозил солидный «багаж» информации.

…Однажды, получив очередное задание, Елькин перелетел береговую линию. Самолет шел низко над водой. Впереди — рейд Тромсе. Вывернув из-за скалы, Елькин пролетел над заливом.

Немцы не ожидали увидеть советский самолет в такой отдаленной точке и поначалу приняли его за свой. Елькин произвел перспективную аэрофотосъемку порта, гидроаэродрома и города. Воспользовавшись долгой заминкой, он успел провести и визуальную разведку.

После этого Елькин вышел на бреющем полете к Альтен- фиорду. Немецкие корабли, стоявшие на рейде, наконец-то, опознали советский самолет. Небо разорвали взрывы зениток. Где- то рядом с самолетом проносились огненные снаряды, а Елькин спокойно продолжал фотосъемку. И только выполнив до конца задание, летчик взял курс на восток. Небо заволокли тучи, пошел снег с дождем. Временами Елькин летел буквально вслепую. Чтобы не врезаться в скалы, североморец проложил курс прямо над морем.

4 часа 11 минут длился этот трудный рейс. Капитан Л. И. Елькин доставил в штаб ценную фотосъемку.

За годы войны храбрый разведчик провел в воздухе 312 часов. Девяносто три раза вылетал коммунист Елькин на дальние и ближние коммуникации противника. Как правило, все доставленные им сведения давали большой эффект.

Заслуженной славой пользовались на флоте мастера воздушной разведки М. К. Вербицкий, П. И. Селезнев, Р. М. Суворов, Н. Я. Турков и П. С. Шеин.

Капитан Михаил Константинович Вербицкий первым из североморцев побывал над главной базой противника и сфотографировал немецкие корабли — линкор, несколько крейсеров и эсминцев. А на обратном пути, в воздушном бою, Вербицкий сбил фашистский истребитель.

Сто семьдесят три раза вылетал на разведку капитан П. И. Селезнев.

Экипаж капитана Р. М. Суворова в один из полетов доставил нашему командованию снимки гитлеровской военно-морской базы Киркенес и аэродрома Хебугген. Суворов производил аэрофотосъемки укрепленных районов, военно-морских баз, портов и аэродромов в Северной Норвегии и Северной Финляндии. Если подсчитать площадь вражеской территории, которую сфотографировал за годы войны экипаж капитана Суворова, выйдет внушительная цифра: почти три тысячи квадратных километров.

Десятки раз совершал разведывательные полеты младший лейтенант В. М. Самарин. Но один из них, самый трудный, можно назвать без преувеличения рейсом мужества.

7 сентября 1942 года после бомбардировки вражеского аэродрома, машину Самарина атаковали «мессершмитты». Разведчик сбил один истребитель. Но гитлеровцы подожгли его самолет. Тогда Самарин посадил горящую машину на болото.

Через сопки и вброд по воде шел раненый летчик и добрался до своего полка. Когда разведчики потеряли надежду на его возвращение, Самарин появился в штабе. В руках он держал большой пакет с ценными сведениями об аэродромах и обороне противника.

После этого Самарин еще пятьдесят три раза вылетал на разведку. Он обнаружил одиннадцать конвоев, двести шестьдесят шесть транспортов, три подводных лодки, пятьдесят один тральщик, двести двадцать семь сторожевых кораблей, четырнадцать самоходных барж.

Воздушные разведчики — глаза флота. Они выискивали врага, распознавали его замыслы, наводили летчиков-торпедоносцев, моряков подводных лодок и торпедных катеров на караваны и боевые корабли гитлеровцев.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *