Смена приказа

советские войска вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 4,25 из 5)
Загрузка...

4 июля 1944 поступил приказ из штаба фронта: Кубанскому кавалерийскому корпусу, наступать в направлении Полонечка — Столовичи и овладеть городом Барановичи.

Утром конно-механизированная группа перешла в наступление. Противник яростно сопротивлялся, но казаки сначала потеснили его, а потом и отбросили к поселкам Юревичи, Полонечка. Огромную помощь оказала наступавшим авиация 16-й воздушной армии. Над позициями гитлеровцев постоянно висели наши штурмовики, охраняемые истребителями.

На следующий день артиллерия, а за ней и штурмовая авиация обрушили на противника мощный удар. Кавалерия и танки снова рванулись вперед, обходя Барановичи с северо-запада.

Недалеко от села Колдычево к Плиеву подскакал подполковник Шакин. Его взмыленный конь тяжело поводил боками, по запыленному лицу Ивана Ивановича текли мутные струйки пота.

— Товарищ генерал, за селом в лесу концлагерь! — выдавил он.

— Людей освободили? — приподнялся на стременах Исса Александрович.

Шакин снял пилотку, вытер рукавом гимнастерки лоб.

— Некого освобождать. Все мертвые. Горы трупов. Военнопленные и семьи партизан.

В глазах подполковника стояли слезы.

Плиев долго молчал, глядя куда-то в пространство. Потом помотал головой, словно отгоняя дурное видение, и, хлестнув коня, помчался в сторону передовых частей.

Страшная весть облетела все полки. Словно подхлестнула она уставших бойцов. С новой силой навалились они на врага.

Пройдено 10, 20 тяжелых километров. Оседлана дорога Барановичи — Новогрудок, а передовой отряд 95-й танковой бригады вышел на северные подступы Барановичей.

И вдруг — словно удар грома: убит командир 10-й кавалерийской дивизии полковник Михаил Семенович Поприкайло. Исса Александрович снимает фуражку, прижимает к лицу, словно прячется от горькой вести. Еще одна смерть. Погиб храбрый командир — человек большого ума, тонкой души!..

Барановичи рядом. Плиев рассматривает в бинокль предместья города.

— Товарищ командующий, срочная телеграмма Рокоссовского.

В телеграмме говорилось не ввязываться в бой в Барановичах, а преследовать противника и освободить город Слоним.

Слоним так Слоним. Даешь и его!..

Петляет дорога по лесу. То выйдет на полянку, то нырнет в кустарник, то протянется по кромке болота. Глухо шумит лес. Головной отряд капитана Г. П. Романюка движется осторожно в направлении села Поленичица. Изредка звякают стремена, всхрапывают кони. Вдруг капитан, натянув повод, замирает на месте. Впереди слышится шум мотора. Миг — и густой подлесок скрывает и людей, и коней.

— Пулеметы к бою! — передается по цепи тихая команда.

Машина приближается. Она на мушке десятков стволов. Романюк поворачивает голову:

— Не стрелять! Брать живьем!

Он ползет к обочине дороги и неожиданно вскакивает: — Товарищ генерал, разве так можно! Чуть беда не случилась! Ведь могли и пальнуть!

Плиев вылезает из «виллиса», с прищуром смотрит в лицо командира эскадрона, переводит взгляд на Золотую Звезду Героя:

— Медленно идешь, Романюк.

Разворачивает карту, обводит карандашом участок: — Передайте командиру полка: в 20.00 быть здесь. Немцев нет. Я проверил.

танковая атака

В конце дня войска конно-механизированной группы с трех сторон атаковали Слоним. Город, находящийся на перекрестке железной и шоссейной дорог, прикрытый реками Шара и Исса, был превращен противником в сильный узел сопротивления. Взять его удалось лишь после жестоких боев. Гитлеровцы не только оборонялись, но и переходили в контратаки.

Еще дымились развалины города, а войска конно-механизированной группы уже мчались дальше на юго-запад. Измотанный противник почти не оказывал сопротивления. Казаки Кубанского корпуса вышли в район Лысково, а танкисты генерала Б. С. Бахарова захватили Ружаны и Клепичи.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *