Смерть или борьба

победа советской подлодки
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Однажды экипаж лодки, изучая легководолазное дело, гидроакустик И. М. Шнапцев проходил так называемую башню. Надо было в индивидуальном спасательном приборе подняться на определенную высоту заполненной водой башни, чтобы научиться выходить из поврежденной лодки. Руководил занятием исполнявший обязанности инструктора легководолазного дела богатырского сложения старшина 2 статьи Владимир Курочкин.

Все шло хорошо. Один за другим матросы и старшины ныряли в башню и появлялись снова. Но, когда к башне подошел корабельный акустик Иван Шнапцев, забеспокоился старшина: не силен Иван в плавании. И вот где-то на высоте больше двенадцати метров Шнапцев запутался в тросах и… растерялся. Почувствовав паническое дерганье сигнального троса, Курочкин бросился в башню и с трудом вытащил оплошавшего моряка.

Этот случай насторожил командование, заставил еще настойчивее заняться моральной подготовкой моряков, основанной на отличном знании техники и ее свойств. Начатую еще зимой 1941 года инженером-механиком, штурманом и минером работу продолжил военный комиссар А. К. Соловьев.

Старший политрук хорошо понимал, что мужество, хладнокровие, безупречное самообладание и крепкая воля — не последнее дело для подводника. Понимал он также, что надо внушить такую мысль каждому моряку экипажа, убедить, что в сложной обстановке именно эти качества помогают не только выполнить задачу, но сохранить корабль и остаться живым.

Как-то во время перерыва А. К. Соловьев подошел к группе закуривающих моряков.

— Дымком погреться, товарищ комиссар?! — дружно встретили его подводники.

— Так вот, друзья, долго я размышлял о том случае со Шнапцевым. Помните, в башне? Эта история не просто веселая, занятная, что ли. В ней большой смысл заключен. Только понять его надо.

Комиссар рассказал о случае с «С-11», погибшей 2 августа 1941 года. В кормовом отсеке лодки, в затопленном после взрыва помещении, остались четверо: старший матрос Никишин, матросы Зиновьев, Мазнин и Мареев.

победа советской подлодки

Не теряя присутствия духа, моряки долго боролись с водой, заделывали отверстия и пытались помочь оставшимся в живых главстаршине Милютину и матросам Биденко и Гординскому из шестого отсека. Много часов продолжалась неравная схватка четверых с морем. Наконец, когда моряки убедились в невозможности спасти лодку и людей соседнего отсека, они решили спасаться сами. А матрос Мареев отказался. Он потерял волю, мужество и веру в спасение, опустил руки, сдался… А Никишин, Зиновьев и Мазнин спаслись.

Примеров высокой морально-волевой закалки, стойкости было много. Мичман Осипов напомнил случай с «Лембитом».

— Действительно, вспомните «Лембит» — нашу соседку по дивизиону, — продолжил комиссар.

Он рассказал, как 14 сентября 1942 года, потопив фашистский транспорт, лодка попала под бомбежку. Пламя, дым, газ. Всплывать нельзя. Выбор один: смерть или борьба.

В отсеке шесть человек из тринадцати ранены. Особенно тяжело— радисты Галиенко и Продан. Оба обожжены, почти ослепли. У Галиенко переломаны обе ноги. Но экипаж упорно боролся за жизнь корабля.

Превозмогая боль, на ощупь Галиенко восстановил радиоприемник и, когда израненная лодка всплыла, сумел поймать в эфире сообщение о том, что фашисты обнаружили наш фарватер. Это спасло лодку, так как она пошла в базу другим путем.

— А теперь сопоставьте наш случай с этими двумя,— обратился комиссар к морякам, внимательно слушавшим его. Было о чем поразмыслить…

И подводники сделали нужные выводы. Внимательнее и бережнее стали использовать боевой опыт друзей.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *