Снарядов и мин враг не пожалеет, но и мы не лыком шиты

советские солдаты

19 июня 1944 года началась разведка боем. Она велась на многих направлениях во всей полосе 48-й армии. Ровно в пять часов утра приступила к разведке боем и наша дивизия. К этому делу были привлечены специально подготовленные два батальона и артиллерийские дивизионы. Цель разведки — еще раз проверить, не произошло ли каких-либо перемен в обороне врага. Были обнаружены новые огневые точки и новые артбатареи.

Для удара по группировке противника командующий фронтом К. К. Рокоссовский наметил два направления» первое — силами 3-й и 48-й армий на Рогачев — Бобруйск, второе — силами 65-й и 28-й армий на Озаричи — Слуцк.

По плану командующего 48-я армия большей частью пехоты при поддержке всей артиллерии и танков прорывает оборону врага на участке Костяшево — Новые Колосы и продолжает наступление в направлении Рейки — Турки и Бобруйска. Затем, используя успехи 3-й армии, наступающей в направлении Рогачев — Бобруйск, выходит в тыл немецкой группировки, находящейся в междуречье Днепра и Березины. После этого части армии окружают врага у Березины и, совместно с частями 65-й армии, громят его в междуречье Березины и Олы. Далее армия захватывает переправы на участке Доманово — Углы (южнее Бобруйска), овладевает Бобруйском и всеми силами продолжает наступление в направлении Осиповичи — Пуховичи. Во время наступления левый фланг 48-й армии поддерживает Днепровская военная флотилия (командующий контр-адмирал В. В. Григорьев).

В дни, предшествовавшие наступлению, шла активная перестрелка с врагом. Но мы стремились не менять уже сложившегося к тому времени положения на фронте, чтобы не насторожить противника и не раскрыть ему свои планы. Вскоре поступил боевой приказ.

Нашей дивизии предписывалось сосредоточить основные силы на правом фланге и при поддержке танкового и артиллерийского полков и двух артдивизионов 273-й дивизии совместно с правым соседом — 17-й стрелковой дивизией — прорвать оборону противника на участке Гать — озеро Силище и развивать наступление в направлении Замень — Реня — Дворище.

22 июня созвал командиров полков. Только мы расселись, чтобы приступить к делу, как вошли командарм и комкор.

— Вот славно. Как раз ко времени подошли! — сказал командующий армией.

Генерал Романенко внимательно выслушал доклады — мой и начальника штаба. Командарма особенно интересовали два вопроса: как будет обеспечен левый фланг вдоль реки Березины и как мы думаем использовать танковый полк, приданный дивизии.

Слева от нас, за Березиной, находятся соединения 17-й армии. На реке будет действовать Днепровская военная флотилия. Ее задача организовать противоминную оборону реки, короткими огневыми налетами поддерживать левофланговые части 48-й армии и правое крыло 65-й армии, оказывать содействие в переправе частей 48-й армии на западный берег Березины.

Для прикрытия левого фланга дивизии была выделена усиленная рота капитана Линника. Чтобы отвлечь внимание противника, она поднимется в атаку раньше, чем ударят главные силы.

Намеченный нами план понравился командарму. Он хлопнул ладонью по карте:

— Хорошо, так и действуйте!

По поводу использования танкового полка докладывал дивизионный инженер майор Прохоров. Он сказал, что танковый полк невозможно использовать до прорыва первой линии обороны противника, так как на участке нашего наступления сплошной лес и болота, а дорога лишь одна, да и та лежневая, заминирована.

— Все ясно, — сказал командарм. — Но имейте в виду вы головой отвечаете за пропуск через Гать танков и артиллерии. А снарядов и мин враг на дорогу не пожалеет, будьте уверены!

Командарм повернулся к генералу Гарцеву.

— Ваше решение остается в силе?

— Так точно, товарищ командарм!

По решению командира корпуса наша дивизия, взаимодействуя с частями 17-й дивизии справа и Днепровской флотилией слева, должна была ударить главными силами в направлении Замень — Реня, прорвать оборону противника и к исходу первого дня выйти на рубеж: отметка 145,5— озеро Селище. В соответствии с такой задачей боевой порядок был построен в два эшелона: в первом — полки Костиницына и Манцурова, во втором — Мамонова. Командарм выслушал доклады Костиницына и Манцурова о плане действий полков, одобрительно кивнул.

разведчик вов

Очередь дошла до начальника разведки дивизии. Он доложил, что перед фронтом дивизии держит оборону 135-й полк 45-й пехотной дивизии. Особенность вражеской обороны заключается в том, что она построена с учетом сильной заболоченности местности. На сухих островках созданы опорные пункты с инженерными сооружениями дзотами, минными полями, проволочим ми заграждениями. У противника хорошо организован артиллерийский и пулеметный огонь.

Генерал Романенко помолчал немного, видимо, что-то обдумывая, потом пристально посмотрел мне в глаза:

— Офицеры соответствуют своим местам? Хорошо подготовились к наступлению?

Я понимал, почему был задан этот вопрос. Совсем недавно в дивизии сменилось несколько офицеров. И частности, от нас забрали Абрамова, и вместо него прибыл подполковник М. Т. Манцуров. Михаил Тимофеевич к моменту прибытия в дивизию еще не оправился от раны и ходил с клюшкой. Он и другие офицеры-новички в дивизии хорошо зарекомендовали себя в оборонительных боях. Поэтому я без колебаний ответил:

— Соответствуют!

Генерал Романенко еще долго расспрашивал меня обо всем, что касалось будущего наступления, затем отбыл к нашему правому соседу — в 17-ю дивизию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *