Состояние здоровья заключенных в лагере Бухенвальд

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

После сооружения лагеря лазарет был расположен в блоке 3. В феврале 1938 года два первых барака основного отделения лазарета, в которых имелись палаты, амбулаторные помещения и операционная, приняли больных. Оборудование помещений и приобретение инструментов было в значительной мере произведено за счет средств заключенных путем организации сборов.

Во время вспышки эпидемии тифа зимой 1938/39 года, вызванной плохими санитарными условиями в бараках 1а — Va, в которых помещались заключенные евреи, блок 2 и блок 8 были оборудованы как стационары для заключенных. Стационаром— изолятором для больных трахомой и туберкулезом с весны 1939 года был блок 7, позже ставший лазаретом для советских военнопленных.

После начала войны численность пополнений скачкообразно увеличивалась. Двух бараков основного отделения лазарета было недостаточно для размещения прибывавших в большом количестве больных. Вопреки продолжавшемуся сопротивлению со стороны лагерного начальства СС и строительного начальства СС в качестве третьего больничного барака был наконец оборудован барак I.

СС отказывалась провести в подвал водопровод и устроить отопление. Пришлось делать это нелегально. Заново оборудованный барак вошел в строй 20 января 1940 года. В октябре 1941 года удалось построить операционную II также без какого-либо разрешения СС. Это, однако, не помешало господам из СС показывать впоследствии посетителям именно это учреждение в качестве рекламы своей гуманности. Летом 1942 года благодаря настояниям заключенных и при постоянном противодействии СС был сооружен барак IV с туберкулезным отделением и диетической кухней.

Для того чтобы разместить армию рабов из оккупированных стран, пришлось соорудить «конюшни» в малом лагере. В этой связи осенью 1942 года там был открыт больничный барак (блок 54). Вспышка эпидемий в малом лагере весной 1943 года вынудила лагерное начальство дать согласие на сооружение стационарного изолятора в блоке 53.

После прибытия массовых транспортов в результате эвакуации концлагерей Освенцим и Гросс-Розен «инвалидный» блок 61 пришлось превратить в больничный барак, чтобы по крайней мере приостановить самые тяжелые заболевания в бараках, где среди новых пополнений, истощенных голодом, неимоверно возросло число случаев дизентерии. Кроме того, лагерное начальство после настоятельных требований заключенных заявило, наконец, о своем согласии на то, чтобы перенести два старых и кишащих клопами барака эсэсовцев в основное отделение лазарета. Об их оборудовании заключенные опять-таки должны были позаботиться сами.

В конце декабря 1941 года СС оборудовала собственную опытную станцию по исследованию сыпного тифа для испытания определенных вакцин. Первые несколько месяцев опытная станция находилась в блоках 44 и 49, а позже была пере-ведена в блок 46. С октября 1943 года в перестроенном для этой цели блоке 50, СС начала производство собственных вакцин против сыпного тифа.

Уход за больными и лечение в лазарете осуществляли санитары-заключенные под строжайшим наблюдением органов СС. После самого необходимого лечения больных вновь посылали на работу. Пребывание в лазарете не означало абсолютной безопасности.

лагерь

Оберегать больных стали в известной мере только после осени 1942 года, когда недостаток рабочей силы и сильная потребность в ней военной промышленности вынудили проводить основательное лечение заключенных.

Все это делалось, конечно, из соображений чистой целесообразности, чтобы добиться от заключенных возможно более высокой производительности труда. От принципа истребления, однако, не отказались, о нем лишь забыли на время из-за настоятельных интересов данного момента. Стремление к истреблению со всей очевидностью проявлялось во многом: в плохом оборудовании лазарета, который не мог обслужить всю массу людей, находившихся в очень тяжелых условиях жизни и труда, в запрете вообще лечить некоторых заключенных, обычно поляков и евреев.

До конца 1941 года было запрещено использовать на работе в больничном бараке заключенных-врачей. Врачи СС, которые до начала войны играли несколько более активную роль, превращались все более в контролеров и занимались администрированием, иначе говоря, их деятельность ограничивалась наблюдением и подписыванием бумаг.

В начале 1942 года в качестве первых врачей-заключенных приступили к работе заключенные из протектората   проф. д-р Матушек, специалист по женским болезням (из Праги), и главный врач больницы д-р Хорн. В деле привлечения врачей и основательной подготовки обслуживающего персонала главную роль играл депутат рейхстага Эрнст Буссе, бывший много лет капо лазарета.

Что касается аптеки, то при сооружении больничного барака для нее было лишь выделено помещение. Оборудовать его лагерная администрация отказалась. Мы были вынуждены самостоятельно оборудовать это помещение. Товарищи из столярной мастерской украли необходимые для этой цели лесоматериалы, чтобы в интересах своих товарищей изготовить ночью необходимое оборудование для аптеки. Так постепенно создавалась аптека, и ответственные офицеры СС были поставлены перед свершившимся фактом.

В 1942—1943 годах снабжение медикаментами несколько улучшилось. Под лозунгом «обеспечения рабочей силы» нам впоследствии удавалось также получать подпись заведующего аптекой СС на ежемесячных требованиях на медикаменты.

Питание вообще всегда было недостаточным.

Вследствие роста числа транспортов с гражданскими заключенными лагерю вновь стали угрожать паразиты. Старая паровая дезинфекционная камера уже не удовлетворяла чудовищно возросших потребностей, возникла необходимость в сооружении новой дезинфекционной установки.

В первые месяцы для дезинфекции применяли синильную кислоту, позже камеры наполняли арегиналом. На старой установке продолжали дезинфекцию при помощи пара. Ежемесячно дезинфекции подвергали более 200000 штук постельного и нательного белья. От 20 до 25 тысяч заключенных прошли санитарную обработку: бритье, ванна с крезолом и последующая обработка купрексом, позже стали применять заменитель, который вызывал ожоги.

Из-за нехватки мыла заключенные вынуждены были изготовлять средства для мытья из опилок и мыльного порошка; позже в лазарете стали варить мыло из костей. Это производство наладил один из заключенных по профессии химик. Полотенец также не было. Ежемесячно производили дезинфекцию заключенных в 15-20 блоках.

Недостаток моющих средств, воды и чистого белья, в конце концов, несмотря на все усилия заключенных, не мог не привести к завшивленности. Когда общими усилиями заключенных удалось очистить лагерь от вшей, в конце марта 1945 года в лагерь прибыли эвакуационные транспорты и почти у 1000 заключенных были обнаружены платяные вши, опасные переносчики сыпного тифа.

Благодаря бдительности заключенных и систематической борьбе со вшами завшивленность удавалось держать в известных границах. С начала 1942 года все санитары проводили проверку на вшивость при участии дневального. В 1943 году после прибытия новых многочисленных пополнений в блоках были созданы санитарные посты, которыми руководил капо патологоанатомического отделения Густав Вегерер.

В блоках была очень большая скученность. Содержать в чистоте помещения блоков и соблюдать чистоту тела ввиду отсутствия моющих средств было трудно. Часто целыми неделями и месяцами не было воды. Стирать почти не удавалось. Если удавалось мыться, то это происходило в массовом порядке и было возможно лишь в течение нескольких минут.

Ямы уборных, находившиеся под открытым небом, представляли постоянную опасность. Не один заключенный свалился туда и утонул. Летом 1938 года были, наконец, готовы ватерклозеты в блоках. В конце 1942 года было закончено строительство отстойника нечистот.

Использование заключенных в качестве санитарных постов преследовало следующую цель: они должны были воздействовать на товарищей, чтобы те содержали в чистоте свои помещения, свои шкафчики, посуду, следили за чистотой тела и при обнаружении паразитов устраивали дезинсекцию.

В условиях переполнения лагеря в связи с прибытием транспортов в карантинных блоках малого лагеря стали работать врачи блоков, которые следили за состоянием здоровья заключенных блока и направляли больных в лазарет. В период прибытия последних эвакуационных транспортов с Востока врачи блоков были назначены также и в большом лагере.

Часть лагерной команды использовалась для поддержания чистоты на лагерных улицах и площадях, для уборки мусора и нечистот и их сжигания в отведенных для этого местах.

Сообщение, написанное в 1945 году

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *