Советский учитель поехал на фронт преподать фашистам последний урок

Сергей Романович Суворов

О своей встрече с Сергеем Суворовым рассказывает бывший командир Суворова, ныне офицер запаса П. Константинов.

Суровая осень 1941 года. После окончания пехотного училища меня направили в запасной полк. Там-то я и встретился с Сергеем Суворовым. Однажды после прибытия очередного пополнения ко мне подошел юноша.

— Товарищ командир, красноармеец Суворов прибыл в ваше распоряжение.

— Теперь фашистам крышка. Сам Суворов в нашей роте, — пошутил кто-то из солдат.

— То, что им крышка, известно еще с 22 июня, — отозвался новичок. — А шутить именем великого полководца по крайней мере неуместно.

«Такой себя в обиду не даст», — подумал я.

С утра до позднего вечера проводили мы занятия. Он шутил, но были моменты, когда он весь как бы уходил в себя. В такие минуты он старался быть в одиночестве. По совести говоря, я почти не обращал внимания на это. Да и мог ли я, тогда девятнадцатилетний офицер, только что окончивший военное училище, глубоко разобраться во внутреннем мире своих бойцов? Но спустя несколько дней я понял солдата.

Однажды невольно стал свидетелем такой сцены. Суворов рассматривал любительский снимок, на котором объектив фотоаппарата запечатлел десятка три мальчишек и девчонок.

— Товарищи по школе? — спросил я.

— Нет, мои ученики. Как-то они сейчас?

— Значит, вы учитель? — почему-то удивился я.

— Был… А вот пришлось стать солдатом.

Тогда-то я и узнал о деревне Пумари, в которой учительствовал Сергей. Как он любил своих учеников!

Наступил октябрь. Немецкие полчища рвались к Москве. В эти дни я еще лучше узнал Сергея. Надо сказать, что Суворов был одним из дисциплинированнейших бойцов.

Хочу на фронт, — обратился он как-то к комбату. — Не могу сидеть в тылу в такое время. Ведь я же комсомолец.

Всему свой черед, — ответил ему комбат. — Придет время, вышлют и нас. А сейчас наша задача — учиться бить врага.

И Сергей настойчиво изучал военное дело.

Настоящим праздником для него был день, когда пришло первое письмо из дому.

— Детишки-то учатся! — сообщил он мне.

Со дня нашего разговора возле старого пня я очень привязался к нему. Он стал моим хорошим помощником, читал солдатам газеты, проводил с ними беседы.

Однажды темной ночью роту подняли по тревоге. Еще накануне солдатам выдали новое обмундирование, боевое оружие. Часа через два весь батальон был погружен в воинский эшелон. Под утро он тронулся на запад.

Поздно вечером на одной из остановок я услышал интересный разговор.

— Оказывается, на Марсе обосновались жители погибшей Атлантиды, успевшие улететь до катастрофы, — рассказывал Сергей.

«Что за чертовщина?» — подумал я. Однако, услышав слово «Аэлита», понял, что он пересказывал товарищам содержание научно-фантастического романа Алексея Толстого «Аэлита».

— Фантазия… — недоверчиво сказал один солдат.

— Ты не веришь, что можно лететь на другие планеты? — горячился Сергей.

— Чепуха это, — ответил собеседник. — А ты веришь?

— Циолковский уверяет, что человек обязательно освоит межпланетное пространство, — сказал Суворов. — Он даже изобрел ракету. Но это — дело далекого будущего.

Сергей не мог предполагать, что космический полет совершится всего через 20 лет. В то время, когда едущие на фронт солдаты говорили о полете человека в космос, они не знали, что эшелон приближается туда, где в холодных фронтовых землянках прятался юный Юра Гагарин, простой паренек, который впоследствии гигантским росчерком открыл космическую эру в истории человечества.

В те дни Юра Гагарин, как и миллионы советских людей, с нетерпением прислушивался к канонаде и ждал одного: прихода советских солдат.

И ради его свободы, свободы Родины темной зимней ночью девятнадцатилетний учитель из марийской деревни Пумари ехал на фронт, мечтая о том, что рано или поздно советский человек полетит к звездам.

Мы подъехали к линии фронта и почти с ходу вступили в бой с фашистами.

Невозможно передать словами облик Сергея Суворова в те дни, невозможно представить, с какой ненавистью стрелял он по фашистам. Я видел перед собой мстителя, воина-освободителя, за плечами которого была родная страна, перед глазами враг, а там, за танками и пушками врага, далекая победа, школа в дерен не Пумари, милые глаза мальчишек и девчонок.

Он верил, что придет к ним, после войны снова будет учить их еще больше любить Родину.

Суровые фронтовые дороги к лету 1942 года привели нашу часть на калужскую землю. Вместе с другими воинами шел по ней и автоматчик Сергей Суворов.

Командир полка приказал провести разведку боем. Для этого была послана группа автоматчиков во главе с политруком Лапшиным. В разведку уходили самые смелые, самые выносливые, самые храбрые. В числе их был и Сергей.

бой вов

В этом бою за высоту около села Агафьино Сергей Суворов показал невиданную стойкость, отвагу и храбрость. Он гранатами и автоматом очистил два блиндажа фашистов. Прорвался в глубь обороны врага. Подобранными патронами и гранатами погибших товарищей, меняя свои позиции в воронках мин и снарядов, маскируясь, вел губительный огонь и уничтожил более двух десятков гитлеровцев. Оставшись один, семь раз раненный, истекая кровью, герой целый день удерживал высоту от наседавших многочисленных фашистов, но ни на шаг не отступил. На крик немцев: «Рус, сдафайся!» — он кричал: «Русские, Суворовы не сдаются!» — и открывал огонь из автомата по ползущим, как лягушки, фашистам, забрасывал их гранатами.

Вечер. Стемнело. Луна чуть-чуть освещает плывущие тучи. Свежий ветер с востока колышет травы. Сергей лежит, как бы обняв землю и держа последнюю гранату. Все тело страшно болит. Сил нет. Но память нет-нет да приходит. Чует он, слышит как сквозь сон: наши самолеты начали бомбить передний край немцев, пошли танки и пехота на фашистов. Подошли санитары и бережно вынесли героя.

Это было 13 июля.

Через дубовые листья в палатку проникают лучи солнца. Ходят люди в белых халатах. С ними зашел командир.

— Привет, герой Суворов!

А он в ответ:

— Как высота?

Командир сказал, что высота наша и он представлен к званию Героя Советского Союза. Суворов опять впал в забытье.
Врачи принимали все меры, оперировали, переливали кровь. Удивлялись, как он выдержал столько.

17 июля двадцатилетний герой скончался. На похороны прибыли командир и десять автоматчиков.

— Прощай, храбрый воин, герой Красной Армии, богатырский сын марийского народа Сергей Романович Суворов! Твой светлый образ — в сердце каждого воина нашей части. Твой боевой подвиг им имя Родины — пример для всех нас. За твою кровь и смерть мы жестоко отомстим гитлеровским бандитам! Вечная слава тебе,Герой Суворов! — сказал командир.

Раздался трехкратный салют. Под дубом вырос холмик. Его украсили ветвями и цветами. И автоматчики зашагали в сторону громыхающего боя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *