Спасая свои шкуры

немецкие войска вов

Май 1944 года. Советские войска все дальше теснят фашистских захватчиков. На подходе к Севастополю была взята высота Горная.

Пехота рванулась вперед, но противник отчаянно сопротивляется. Яростно бьет его артиллерия с французского кладбища и с перекрестка дорог. Это сдерживает дальнейшее продвижение частей 318-й дивизии вдоль Севастопольского шоссе. На подавление огневых средств гитлеровцев командующий артиллерией И. X. Иванян и командир 796-го артполка М. И. Стрункин нацелили все наши батареи. Артиллерийская канонада не смолкает ни на минуту.

Враг беснуется. Густо падают его снаряды в нашем расположении.

Под покровом ночи огневые позиции полка переместились в район колхоза «Большевик», а наблюдательные пункты — на высоту Горная. Противник, стремясь упредить наше дальнейшее наступление, ранним утром 9 мая нанес бомбовые удары по колхозу «Большевик», Балаклаве и Кадыковке. Многие бойцы-артиллеристы получили ранения.

В 8.00 наши батареи сделали короткую артподготовку по укреплениям гитлеровцев. По некоторым участкам, в частности по развилке дороги 6-я верста, артполком велся мощный массированный пушечный и гаубичный огонь.

В полдень было замечено, что немцы перебрасывают свои войска на мыс Херсонес и ведут погрузку на корабли. В связи с этим командующий артиллерией дивизии подполковник И. X. Иванян вызвал к себе начальника штаба 1-го дивизиона 796-го артполка капитана Н. Ф. Сыча и поставил ему задачу: с двумя радистами ночью на танке проникнуть в район бухты Камышовая и корректировать оттуда огонь всей артиллерии по противнику и его кораблям с целью воспрепятствовать эвакуации немецких войск морским путем из Севастополя.

Как только начало темнеть, капитан Сыч с радистами Рахматулиным и Поповым были посажены на танк «Валентайн» (так назывались английские танки, имевшиеся в одной из танковых бригад), который направился в сторону бухты.

Н. Ф. Сыч так вспоминает об этом эпизоде:

«Мы достигли рубежа наших передовых подразделений, прошли его и взяли курс к морю. Однако берега моря достичь не удалось: натолкнулись на противника. Фашисты осветили местность ракетами и открыли по нам ружейно-пулеметный огонь. Командир экипажа — танкист — решил возвращаться обратно, а я с радистами спешился и вместе поползли вперед.

В районе аэродрома нашли яму, расположились в ней, вошли в связь с командным пунктом полка, доложили обстановку. Морская даль в ночной темноте просматривалась плохо. Вдруг над бухтой повисли осветительные бомбы. Это специально сделали наши пилоты. Стало виднее. Приступаем к выполнению задачи. Я определял координаты барж, кораблей и районы скопления войск противника на берегу. Радисты передавали их на наблюдательный пункт. Полк вел залповый огонь, а мы корректировали его.

За ночь уничтожили много живой силы фашистов, семь судов с грузами и пехотой, пытавшихся уйти в море. На рассвете подавили три батареи и рассеяли сотни гитлеровцев, толпившихся у берега, ожидающих эвакуации морским путем. К этому времени стрелковые роты батальона Трегубенко из 1339-го стрелкового полка и подразделения других полков сбили противника с занимаемого рубежа и вплотную подошли к нашему расположению».

Фашистским войскам ночью был нанесен серьезный урон. К утру 10 мая дивизионы нашего полка перемещаются в направлении бухты Камышовая. Командир части подполковник М. И. Стрункин и замполит майор А. Д. Аббасов горячо поздравляют корректировочную группу коммунистов Сыча, Рахматулина и Попова с успешным выполнением важного задания.

Артиллеристы, сопровождая пехоту, вышли на новые рубежи.

Боевой порядок полка на этот раз был весьма оригинальным. В одном километре юго-восточнее перекрестка 6-я верста, у французского кладбища, батареи заняли огневые позиции, выстроившись в один ряд: орудие к орудию, взвод к взводу. Штаб полка обосновался в отдельном полуразрушенном домике на французском кладбище, а наблюдательные пункты — в ямах в 2—2,5 километра восточнее отметки 80,0.

артиллерия вов

Пушки и гаубицы, поставленные в одну линию, как в артиллерийском парке, почти с ходу начали наносить удары по бухтам Камышовая, Казачья и Круглая, где наблюдалось сосредоточение небольших судов, грузившихся солдатами и техникой противника. Что же касается переднего края, то немцы, отойдя на заранее подготовленный рубеж обороны по старому Турецкому валу, все еще злобно сопротивлялись, чтобы выиграть время и спасти свои шкуры. По всему, однако, было видно, что гитлеровские войска, прижатые к морю, переживают критический момент и их капитуляция неизбежна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *