Спасение экипажа «Сердитого»

Вода шипела, превращаясь в пар
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

«Одиннадцатые сутки находимся в Моонзунде,— записал Носиков семнадцатого июля.— За все дни никто не раздевался. Моряки спят тревожно. От малейшего шума, громкого крика — схватываются, стремглав бегут на боевые посты. Днем ходят понурые, многие неразговорчивы. Но как только появляются хоть маленькие боевые успехи — настроение быстро поднимается. Вчера вечером наши зенитчики подбили самолет, он задымил, пошел к берегу. На корабле сразу зазвучал смех, послышались шутки, соленые морские остроты. Наблюдая со стороны, никто бы не поверил, что эти смеющиеся люди ежеминутно подвергаются смертельной опасности. Представляю, какой будет подъем у личного состава, когда проклятые гитлеровские банды вконец выдохнутся и мы погоним их своим оружием за пределы нашей Родины.

Сегодня по радио передали постановление Президиума Верховного Совета СССР о введении института военных комиссаров.

Погода испортилась. Всю ночь дул сильный ветер. Стало холодно. Три раза появлялись фашистские самолеты. Один бомбардировщик пролетел низко-низко с выпущенными шасси, видимо, подбитый — искал место для посадки».

А борьба за Рижский залив обострялась. После сильных ударов по конвою, нанесенных тринадцатого июля, когда фашисты потеряли три крупных транспорта и более двадцати мелких судов, их атаки на эсминцы, действовавшие в Моонзунде, стали еще более яростными. Изменилась и тактика фашистской авиации. Одиночные самолеты к кораблям теперь не приближались. Летчики на своей шкуре испытали мастерство наших артиллеристов. Теперь фашисты нападали только группами.

Девятнадцатого июля атаки начались с ранним рас-светом. До семи часов утра «Гордый» отбил четыре яростных нападения. Пользуясь большой облачностью, самолеты подкрадывались к кораблям и сбрасывали бомбы. От залпов наших орудий сразу скрывались в тучах. Несколько бомб упали в двадцати метрах от «Гордого», но вреда не причинили. Эсминец непрерывно менял место стоянки, Ефет ни на минуту >не оставлял ходового мостика.

В семнадцать часов началась очередная атака четырех бомбардировщиков. Вывалившись из небольшого окна в облаках, они пошли в пике. Корабельные пушки захлопали частыми выстрелами. Один самолет задымил и поспешил к берегу, три успели отбомбиться над эсминцем «Сердитый». Одна бомба попала в корабль, пробила палубу и угодила в действующий котел. Взрыв был огромной силы. Пламя, дым, пар поднялись над кораблем на десятки метров. Эсминец вспыхнул. Ефет на секунду дал обеим машинам «стоп». Но атака самолетов еще продолжалась, и надо было, прежде всего, думать об отражении налета и безопасности корабля. Он опять дал кораблю ход, непрерывно наблюдая за самолетами.

Когда атака была отбита, командир, не колеблясь, повел «Гордый» к «Сердитому».

— Аварийным партиям приготовиться к тушению пожара. Включить все противопожарные средства! — скомандовал Ефет.

Вода шипела, превращаясь в пар

«Гордый» осторожно подошел к левому борту пылавшего эсминца «Сердитый». Он представлял страшное зрелище. Корпус корабля разворочен, пламя с треском бушует внутри, выбрасывая на верхнюю палубу огромные языки и клубы черного дыма. Экипаж героически отстаивает от огня и воды каждый отсек.

На палубе более двадцати убитых, многие обожжены. С огнетушителями и шлангами в руках на «Сердитый» перескочили командир БЧ-V Дергачев, мичман Нестеренко, старшина второй статьи Раскин, краснофлотцы Богачев, Маслов, Дубинин, Смирнов, а за ними весь состав аварийных партий. Гордовцы начали сбивать пламя огромным напором воды, но огонь не поддавался. Оказалось, что горит мазут. Он растекается внутри корабля, увлекая за собой огонь.

Все больше охватывались огнем верхние надстройки, пламя подходило к кранцам первых выстрелов, где хранились снаряды. Это грозило взрывом. Трюмный Михаил. Маслов в обгоревшей одежде с ожогами на руках и лице потащил шланг на носовую надстройку, к кранцам.

— Миша, осторожно,— крикнул ему Анисимов.

Но Маслов не обратил внимания на предупреждение. Лавируя между языками пламени, он направил струю воды по кранцам. Вода шипела, превращаясь в пар, горящая краска отлетала хлопьями, но огонь бушевал с прежней силой. Вдруг сильный взрыв сверкнул перед глазами Маслова. Он едва удержался на ногах, по не выпустил из рук шланга и перенес струю воды на следующий кранец. Огонь яростно огрызался, но Маслов бил и бил тугой струей по горячему металлу и снарядам и выиграл сражение с огнем. Кранцы были спасены.

А внизу, в корпусе корабля, Дергачев с группой трюмных боролся за удержание корабля на плаву. Но раны «Сердитого» были слишком тяжелы. Он все больше уходил носом в воду, ложась на правый борт. Корма быстро обнажалась. Огонь подбирался к артиллерийским погребам. Вот-вот должен последовать взрыв основного боезапаса. Пришлось срочно снимать команду.

Когда все уцелевшие перешли на «Гордый», Ефет быстро дал кораблю задний ход. Эсминец успел отойти не более чем на один кабельтов, когда на «Сердитом» взорвался носовой погреб. Горящий корабль начал быстро тонуть. А на корме «Гордого» без фуражки, весь обожженный, не стыдясь мужских слез, плакал командир «Сердитого» капитан третьего ранга Александр Гаврилович Письменный.

Гибель «Сердитого» тяжкой болью легла на экипаж «Гордого». В этот вечер не слышно было разговоров, смеха. На корабле кончались продукты и мазут. Надеж-да была только на танкер «Железнодорожник», которого ждали уже несколько дней. Ко всем невзгодам добавилась еще одна: оказалось, что при форсировании пролива у Виртсу «Гордый» повредил винты. Ход корабля был ограниченным.

«Железнодорожник» пришел на следующий день. «Гордый» принял мазут. Разворотливые старшины Фурсов, Шульга и Буенков сходили на остров и привезли сухарей. «Гордый» приготовился к дальнейшему выполнению задач, но время его пребывания в Моонзунде истекло. Поступило приказание следовать в главную базу. Вместе с «Гордым» шел еще один миноносец, тральщик, два пограничных катера. К счастью, ни самолеты, ни корабли противника в этот день не появлялись.

При подходе, к Таллину на миноносце сел пар, и он встал на якорь. «Гордый» немедленно повернул к нему, чтобы взять на буксир и подвести ближе к рейду. За ним без всякой команды начали поворачивать тральщик и два катера. Они тоже пошли на помощь эсминцу, хотя каждый корабль сам нуждался в помощи. Таково флотское товарищество.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *