Спасение Крымских партизан

Пленные, Севастополь. Май 1944 года.

Осенью 1942 года, когда советские войска с огромным напряжением сил сдерживали немецко-фашистские полчища, остервенело рвущиеся к Волге, гитлеровцы развернули огромную карательную экспедицию против крымских партизан. Обстановка в Крыму резко обострилась.

Было принято решение: до наступления зимы эвакуировать из горных районов всех больных и раненых. Выполнение этой задачи возлагалось на штаб Черноморского флота. Разработка плана операции была поручена разведотделу штаба ЧФ.

Директивные указания по плану операции были переданы командующему партизанским движением Крыма, после чего он сообщил по радио о своем согласии с намеченными мероприятиями.

Переход отряду предстоял сложный, около 75 километров. Подготовку людей к походу следовало вести незаметно, цель похода разрешалось объявить не ранее чем за шесть часов до посадки на катера.

Было решено сократить до минимума радиопереговоры по вопросу приема людей, что, в свою очередь, способствовало дезориентации врага. С этой же целью было введено несколько условных сигналов. Эвакуация предусматривалась при любых обстоятельствах, даже при активном противодействии врага.

Чтобы гарантировать взаимодействие с партизанским отрядом, была организована специальная линия связи. Наметили два приемных пункта: основной — мыс Кекенеиз, запасной — Золотой пляж у Кастрополя. Несмотря на значительное удаление от партизанской базы, этот район был наиболее удобным для эвакуации. К тому же, глубины моря позволяли морским охотникам подойти на близкое расстояние к берегу, что способствовало успеху операции.

6 октября. В порту Туапсе в боевой готовности застыли два морских охотника — «044» и «045»,

К оперативному дежурному штабу флота вызваны: старший лейтенант Сергей Попов — командир «044», младший лейтенант Илья Гончаров — командир «045» и командир звена старший лейтенант Владимир Тимошенко. Начальник штаба флота контр-адмирал И. Д. Елисеев, поставив боевую задачу, вручил командиру звена пакет, который должен быть вскрыт в море.

Задача предельно лаконична: катера под командованием старшего лейтенанта Тимошенко следуют в район Ялты, в условленное время в назначенном месте снимают группу крымских партизан и доставляют их в Туапсе. Сигналы с берега, пароль находятся в запечатанном пакете.

Предстоящая операция проходит в обстановке строгой секретности, ибо успех ее — а значит, жизнь многих бойцов — зависит и от этого.

— Ждите сигнала на выход, — поднимается из-за стола начальник штаба флота и на прощание напутствует: — Желаю удачи.

Идти к катерам недолго. Все молчат, обдумывая детали задания. На ходу Тимошенко кратко бросает Попову, очевидно, повторяя сказанное заранее:

— На твоем пойдет политрук звена Голубев.

Попов согласно кивает, улыбается:

— Парень отличный. Боевой моряк!

— И последнее, — Тимошенко озабоченно морщит лоб, — с приходом на катер примите «четверку», шлюпка вам будет нужна.

На «сорок пятом» в поход идут старший лейтенант Василий Кисляков из штаба флота и капитан Киреев. Поднявшись на борт, старший лейтенант Тимошенко принимает рапорт помощника командира корабля лейтенанта Семена Янчука. Вытянувшись в струнку у трапа, Янчук четко, с видимым удовольствием чеканит:

— Экипаж катера к выходу готов! Полностью загружены топливо и продукты.

— Примите срочно шлюпку, лейтенант, — приказывает Гончаров.

7 октября. 0 часов 45 минут. Морские охотники «044» и «045» выходят из порта Туапсе. Построившись на внешнем рейде в строй кильватера, ложатся на заданный курс. Погода благоприятствует переходу. Ночь проходит спокойно. Наступает рассвет.

— Вижу самолет противника, правый борт 40 градусов, высота 80—100 метров, дистанция 50 кабельтовых, идет на нас! — предупреждает сигнальщик.

— Боевая тревога!

Но самолет неожиданно меняет курс, круто забирает и сторону берега.

«Никак, разведчик», — решает про себя Сергей Помон. Вслух шутит: — Не в коня корм.

— Не дадут и пообедать, чертовы фрицы, — ворчит боцман Дмитрий Лесников. — Жди теперь бомбардировщиков.

Но немцы не появляются. Обед проходит без помех.

14 часов 58 минут. Над катерами с ревом проносится «Фокке-Вульф-187», обстреливает из пушек и пулеметов.

«Как бы не выследили», —тревожится Тимошенко, но опасениями своими не делится ни с кем. Темнеет. По времени должен появиться мыс Ай-Тодор.

— Идем нормально, — сверяясь с картой, удовлетворенно резюмирует Сергей Попов. Он выходит из штурманской рубки, поднимается на мостик, предупреждает сигнальщиков: — Смотрите, ребята, в оба.

Катера сбавляют ход, прокрадываются вдоль прибрежной полосы Золотого пляжа, приближаются к мысу Кекенеиз.

21 часа. Сигналы с берега не обнаружены. Морские охотники ложатся на обратный курс и снова, в который раз, утюжат море.

22 часа 36 минут. Сигнал — пять вспышек фонарика (у партизан, как оказалось позже, его заменила зажигалка) — замечен, наконец, кем-то из матросов.

— Партизаны! Братишки! Давай сюда! — не выдержав, призывно кричит старшина 1-й статьи Лесников.

Погрузка десанта на корабль ВОВ

На берегу люди радуются приходу катеров. Дмитрий Лесников и старшина 2-й статьи Василий Кузьменко прыгают в воду, выходят на берег, жмут руки, дружески хлопают по плечам истомленных неизвестностью людей.

Первая группа партизан садится в шлюпки, и те сразу же отходят от берега.

— Осторожней! — предупреждает команду командир корабля, но матросы и так видят, что шлюпки нагружены сверх нормы.

Одна из «четверок», уже причалив к борту, вдруг резко накреняется и на глазах у всех переворачивается вверх дном.

Экипаж катера бросается спасать людей. На воде появляются спасательные круги. Боцман, набрав полную грудь воздуха, ныряет за тонущей женщиной. Наконец, поднимает ее на борт. Позже мы узнали: это была Мария Макаровна Зерочук.

Однако противник засек катера. Послышались колокола громкого боя. Гитлеровцы сыграли боевую тревогу и принялись прожекторами освещать море. Стало видно как днем. Загремели пушки, злобно застрочили пулеметы. Трассирующие нити, переплетаясь, потянулись к морю. Морские охотники, будто мишени в тире, застыли на месте. Лишь шлюпки продолжали кypcироровать туда и обратно.

— Живей, братва, живей! — поторапливает моряки партизан.

Вражеский огонь усиливается. Но бьют фашисты! пока вслепую.

На берегу остаются 30—35 человек, однако снаряды рвутся уже у катеров. И командиры МО принимают смелое решение — подходят вплотную к берегу, укрываются за скалой. Теперь корабли находятся в так называемом «мертвом пространстве» — вне предела досягаемости стреляющих орудий. Партизаны, сгрудившись у воды, ждут посадки. Нервы у людей напряжены до предела.

Для ускорения эвакуации главный старшина Иван Вдовин и два матроса — Петр Болотников и Иван Шапошников — неожиданно решаются на отчаянный эксперимент. Они берут трос, один конец его закрепляют на катере, другой тянут к берегу. Выходит своеобразный «проводник», держась за который можно плыть к катеру. Переброска ускоряется.

Матросы швыряют за борт спасательные круги, прыгают сами в воду, помогая ослабевшим. Стрельба не стихает. Противник усиливает обстрел, но стреляет по площади, неприцельно. В этой сложной обстановке «044» так близко подходит к берегу, что садится кормой на камни. Выручает «045»: он подает буксирный конец, и катер с трудом сползает с камней.

Всего на борт принят 81 человек.

По сигналу командира звена старшего лейтенанта Тимошенко катера отходят от берега и становятся на курс. В том месте, где только что находились катера, начинают рваться мины. Морские охотники открывают ответный артиллерийский огонь.

Светает. Утреннее солнце освещает измученные лица спасенных партизан. Они раскладывают на палубе промокшую до нитки одежду. Никто из них не трогается с места, когда над кораблями появляются самолеты противника. Бомбы, к счастью, падают далеко в море. 9 октября в 18 часов катера благополучно прибывают в порт Туапсе. Командир ОВР, приняв доклад старшего лейтенанта Тимошенко, благодарит моряков за успешное выполнение ответственного задания. Ряд моряков представляют к наградам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *