Стоять насмерть, но врага не пропустить

Сталинград
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Вот и 31 августа — мой день рождения. Уже 19 лет. Праздновать не пришлось, так, кружкой чая чокнулись. А числа 10 сентября ночью построились, взвалили свое имущество на себя и — на вокзал.

Опять едем. Куда? Никто не говорит. Ясно: военная тайна. Но вот Челябинск, Саратов, Ртищево, Балашове, а потом обратно в Саратов и на астраханскую ветку. Ну, значит, в Сталинград. По сообщениям печати и радио, самое серьезное место.

Появились немецкие самолеты. Бомбят и обстреливают. При налетах выскакиваем из вагонов и в степь — недалеко, метров 100-200 от эшелона. Все кончалось благополучно, но однажды фашист накрыл из пулеметов группу солдат. Похоронили шесть человек. Жаль ребят. Не сделали ни одного выстрела, живого фрица не видали и погибли.

Вот и Ленинск. Выгружаемся. До Сталинграда надо идти пешком. И не просто идти, а поторапливаться: там очень плохо. Нас ждут. Идем всю ночь. Спешим. Пулеметы и вся поклажа — на спинах. Часть патронов везут на повозках, с нами всего четыре коробки с лентами. Многие засыпают на ходу. Хорошо, что у дороги глубокие канавы. Сойдет сонный солдат с дороги, забредет в канаву, споткнется, проснется и бегом в колонну — ищет свой расчет.

Изредка привалы. Курим в рукав. До врага недалеко. Уже слышен какой-то неясный, но мощный гул, и небо на западе необычного цвета — черно-багровое. Там Сталинград.

Забрезжил рассвет. Еще ночью заметил: по обочинам дороги стоят какие-то щиты с надписями, но прочесть ничего нельзя — ночи здесь удивительно темные. Но теперь уже кое-что различить можно. Подхожу к одному из них. Читаю: «В бой, товарищи! Никакой пощады врагу!».

И на следующих: «Не жалея сил, презирая смерть, не допустим немцев к Волге, не сдадим Сталинград!», «Умрем, но отстоим Сталинград!», «Стоять насмерть, но врага не пропустить», «Товарищ! Если ты не остановишь врага в Сталинграде, то знай, что он придет в твой дом и разорит твое село!», «Воин! Родина-мать не забудет твой подвиг!» и многие другие. Хорошие призывы—до сердца доходят.

До города недалеко, но останавливаемся: идти дальше опасно. Видимо, здесь часто бомбят. По дороге и обочинам и дальше, в степи, много воронок от бомб. Вот по дороге на большой скорости промчались «катюши» и юркнули в рощу. Сейчас же появилось штук 10-15 немецких бомбардировщиков. И опушка превратилась в вулкан: грохот, огонь, дым и туча песка в небе.

Сталинград

Казалось, там все погибло, но нет. Видим, как выска-кивают из этого хаоса машины и мчатся в разные стороны, ища укрытия в кустарниках. Пережидаем до вечера. Политрук рассказывает, что ночью мы должны переправиться в город. Там идет большой бой. Наш 685-й полк уже дерется в городе на левом фланге дивизии Родимцева. Полк освободил несколько улиц и отогнал противника с берега Волги.

Вечереет. Подходим к реке. Видим на противоположном берегу большой город — он весь в огне, небо от пожаров багровое, слышим гул боя: взрывы бомб и снарядов, пулеметные очереди, винтовочные выстрелы. Чуть правее от нас, в городе, на том берегу, небольшая гора, строений на ней не видно. Говорят — Мамаев курган.

Стемнело. Пришел приказ переправляться в город.

Тронулись. Идем берегом. Этот (восточный) берег пологий и песчаный. И не совсем голый, есть кустарники и даже деревья.

Ночь. А довольно светло. Горящий город освещает реку, вода кажется красноватой. Порой немецкий самолет подвешивает на парашюте осветительную ракету. Становится минут на 5-10 светло, как днем. На реке рвутся мины и снаряды.

Ноги утопают в песке. Кажется, кроме нас, тут никого нет. Тихо на нашем берегу. Но это не так, народу здесь много — сидят под деревьями, кустами, в ямах, окопах и просто в воронках от бомб и снарядов. Наверное, это бойцы нашей дивизии. Ведь где-то здесь два наших полка. При свете ракет хорошо виден берег, на нем много разбитых лодок.

Вдруг впереди что-то зашипело и засвистело, точно не один десяток паровозов выпустил пары. Через Волгу полетели огненные ленты. Это «катюши» ударили по Мамаеву кургану. Смотрим туда, где падают мины «катюш». Все в огне. Впечатление сильное. Но почему наши «катюши» бьют по Мамаеву кургану? Ведь это недалеко от Волги, километра полтора, от силы — два. Неужели немцы уже там?

Догоняет политрук Одинцов. Прошу рассказать о положении в городе. Коротко, на ходу, знакомит: город обороняет 62-я армия, она с севера и юга отрезана от соседних армий, противник занял значительную часть города. Против нас Мамаев курган. Наши обороняют его восточный склон, западный в руках противника, за его вершину идет многодневный упорный бой, но занять ее прочно никто не может: она то у нас, то у немцев. Левее кургана на узкой полосе берега, на набережных улицах — наши, дальше к югу — немцы. На самом берегу сидят.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *