«Строители» Бухенвальда

стройка
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Знойная жара стояла над автострадой Лейпциг — Эрфурт, по которой шел грузовик из концлагеря Лихтенбург, битком набитый превентивно заключенными, большинство которых находилось в руках нацистских бандитов еще с 1933 года. Мучимые жаждой, голодные и усталые ехали мы навстречу неизвестности.

После семи часов езды показался Веймар. За Веймаром начиналось шоссе, которое вело вверх на гору Эттерсберг. Жуткая тишина лесной чащи, ружья на изготовку. Просто невозможно описать, как товарищи взглядами прощались друг с другом. Толчок от резкого торможения грузовика — рев эсэсовцев, потребовавших, чтобы мы высадились. Черные ящики, похожие на гробы, стояли на старом плацу для перекличек. Первой речью матерого преступника, коменданта лагеря Коха, было: «Кто здесь не будет подчиняться, того расстреляют. Посмотрите на тех свиней, которые лежат там в открытых гробах! — Так будет с каждым из вас…»

Жажда, жажда и голод сопровождали нас в бараки. Профессиональные преступники с угрозами и бранью загнали нас в недостроенные помещения, сооруженные прибывшими до нас приблизительно 400 антифашистами, которые хотели помочь нам, дав по глотку воды.

Но эсэсовцы загнали их в бараки дубинками, а старосту блока, антифашиста Фишера, притащили к блоку и наказали 25 палочными ударами. Лихтенбуржцы не были избалованы, но все почувствовали, что самый тяжелый период рабства начался только теперь. Голодные и мучимые жаждой, мы улеглись спать на земле вокруг бараков. Эсэсовские бандиты, имевшие разрешение стрелять, использовали его по своему усмотрению.

Перекличка в первый день началась в 4 часа утра.

Распределение на работы. Известный своей жестокостью гауптштурмфюрер СС Вайсенбори взял на себя распределение работ в рабочих колоннах. «Вторая колонна каменоломни— на переноску камня! Бегом!» Бег туда и обратно происходил сквозь цепь эсэсовцев. Результатом этого был один смертный случай в нашей маленькой колонне из 50 человек.

Мы были вынуждены работать совершенно негодным инструментом. Каменистый грунт холма, где мы работали, был очень твердым; несмотря на это, команде водопроводчиков приходилось рыть канавы 3 метра глубиной и 1,6 метра шириной. Выполнить это было почти невозможно. Один помогал другому. И это была товарищеская помощь. Мы не падали духом. Побои, лишения пищи, подвешивание на столбе сменяли друг друга.

Стояние по стойке «смирно» до глубокой ночи за малейший проступок… Однажды из лагеря бежали «зеленые» Г Поэтому перекличка затянулась, наступила полночь, затем забрезжило утро. Большая часть из — 2000 заключенных лагеря все еще стояла. Пробило 9, 10, 11, 12 часов. После 18-часового стояния нам дали селедку и картошку, но ни глотка воды. Но самый большой удар нам еще предстояло пережить. Пять антифашистов были убиты различными способами как заложники за беглецов; среди убитых был товарищ Фишер.

стройка

Лагерь рос. Темпы работ все более повышались. Нужно было сдавать дом для коменданта лагеря и казармы. Число эсэсовских бандитов постоянно увеличивалось; все время требовались новые казармы.

Любая попытка антифашистского выступления подавлялась. Доносчики из числа «зеленых» предавали нас. Товарищи Штекер, Войтковский, Тео Нейбауэр и еще десять испытанных антифашистов были направлены на самую тяжелую работу в команду на каменоломне со специальным указанием коменданта лагеря, чтобы они «не вышли из каменоломни живыми».

Работу на каменоломне нельзя сравнить ни с каким штрафным и рабским трудом. Выломанный камень нужно было подтаскивать к вагонеткам. Упряжки, состоявшие из заключенных, были сгруппированы таким образом, чтобы в каждую вагонетку впрягалось двенадцать человек.

Погонщиками были восемь эсэсовских убийц, которые тыкали заключённых стволами винтовок между ребер, били их дубинками по рукам, державшим поперечные палки упряжки. Так вагонетка двигалась к расположенной на горе строительной площадке. Того, кто не выдерживал боли, кто не мог сохранить самообладания при ударах по ребрам и тычках стволами винтовок под ключицы, того убивали выстрелом в спину. Труп оттаскивали на несколько метров в лес. Убийца получал за это от трех до пяти дней отпуска и двойной рацион.

На работах в самой каменоломне, в отдельных шахтных командах применялись отвратительнейшие методы. Свободного времени и выходных дней не было. Недостаток воды и обезжиренная пища вызывали заболевания. Зима была суровая, температура доходила до 22 градусов мороза. Пальто не было. Носить наушники и шарфы было запрещено; а нарушение запрета означало потерю нескольких зубов.

Хотя в Бухенвальде и был лазарет, но горе тому, кто осмеливался заболеть. Предварительный осмотр проводился лично палачом Вайсенборном. Начинался осмотр с зуботычины. Если при этом больной заключенный падал в жидкую грязь или на промерзшую землю, то он оказывался «грязной свиньей». Арбайтсдинстфюрер гауптшарфюрер СС Бройнинг избивал его ногами. Если заключенный продолжал стоять, то удары сыпались до тех пор, пока не уставали руки убийцы.

В моей памяти запечатлелся ужасный случай. Однажды утром в декабре 1937 года было страшно холодно; очередь заключенных с больными ногами в расшнурованных ботинках двигалась на предварительный осмотр к главному бандиту Вайсенборну. Я слышал, как Вайсенборн спросил: «А с тобой что, жулик?» Тот, к кому он обратился, сдернул шапку с головы и ответил: «Я не могу ходить: нога так распухла, что нельзя надеть ботинки».

Вайсенборн заорал на него: «Я тебе покажу…» Днем я узнал, что он приказал этому политическому заключенному сесть под водосточную трубу барака строительного управления, выразительно заметив при этом: «Садись, сегодня вечером ты выздоровеешь». Заключенный так и замерз сидя.

Можно было бы привести сотни случаев зверства в качестве примера того, как бесчинствовали эсэсовские бандиты. Нужно, однако, помнить, что в этот период истории Бухенвальда число умерших не достигало уровня 1944-1945 годов, так как сначала в лагере было только две-три тысячи заключенных. Это немцев расстреливали тогда в каменоломне, это немецких антифашистов расстреливали при отправлении естественных надобностей, это антифашистов, согнав их из различных областей Германии, истязали здесь до смерти.

Не забывайте, что автор этих строк описал пережитое им самим, пережитое им в первом полугодии существования лагеря Бухенвальд.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *