Существовал ли советский народ?

Существовал ли советский народ?
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читатели, заставшие эпоху «развитого социализма», могут помнить, что партийные идеологи нередко повторяли утверждение о том, что в Советском Союзе сложилась новая историческая общность – советский народ. Большая часть граждан пропускала это мимо ушей – слишком много было тогда пустой идеологической трескотни. А если человек все-таки останавливал внимание на этом, говоря учеными словами, конструкте, то возникал вопрос: какой же может быть «советский народ», когда у каждого гражданина в паспорте есть пресловутый «пятый пункт», в котором чётко указана его настоящая национальность: русский, грузин, татарин и пр.? Чепуха какая-то.

Меж тем, произошло крушение Союза. Практически во всех его частях начали поднимать голову разнообразные националистические движения. Пролилась кровь. С насиженных мест начали изгонять целые семьи. Вот тогда многие вдруг неожиданно для себя с ностальгией вспомнили это казавшееся пустым выражение.

«А ведь мы в самом деле были одним народом».

Как все могло в одночасье разрушиться?

Посмотрим на этот вопрос с научной точки зрения.

В настоящее время существует два основных подхода к пониманию этноса. Первая – примордиалистская. Если говорить несколько упрощенно, с точки зрения примордиалистов, люди одной национальности – это дальние родственники, т.е. люди, связанные общностью происхождения. Они приходятся друг другу дальними кузенами, какими-нибудь семиюродными братьями. Понятно, что всей родословной они уже не помнят. Но ощущают близость на интуитивном уровне – этим, с точки зрения примордиалистов, объясняется неосознанная симпатия, которую испытывают люди одной национальности друг к другу.

Другая теория – конструктивистская. По мнению конструктивистов, главное связующее звено в этносе – культура. Точнее, главная организующая сила этноса – это именно представление о его единстве. Все остальное может меняться. Люди, принадлежащие к одной национальности, могут иметь разный антропологический тип (как, например, татары, среди которых разнообразие физических типажей очень велико: от голубоглазых и светловолосых европеоидов до типичных монголоидов с прямыми черными волосами и эпикантусом). Они могут говорить на взаимно непонятных диалектах (как немцы или китайцы) или даже на разных языках (как евреи). Люди одной национальности могут исповедовать разную религию или не исповедовать вовсе ни какой (таких примеров в современном мире не счесть). Это все в конечно итоге не будет важно, если сами они будут считать себя единым целым.

Если подходить к поставленному в центр внимания вопросу с «примордиалистской линейкой», то, конечно, о едином народе говорить не приходится. Никакими родственниками советские люди друг другу не были. Между калмыками и белорусами в смысле происхождения не было и нет ничего общего.

Но если взять конструктивистский подход?

Для конструктивиста советский народ – не такая уж и дикая идея.

Существовал ли советский народ?Какие факторы свидетельствуют в пользу конструкта «советский народ»?

Во-первых, в советском союзе действительно существовало осознание определенной общности. Как минимум, на уровне «гражданской нации». Советский паспорт давал примерно одни права, и налагал одни обязанности и на еврея, и на киргиза. В случае заграничной поездки (которые, впрочем, случались не так часто) человек воспринимался иностранцами как «советский» или «русский» вне зависимости от того, что у него было написано в общегражданском паспорте. То есть, за границей и армянин и русский оказывались в единой системе координат и испытывали одинаковое отношение со стороны местного населения.

Во-вторых, на уровне бытовой повседневности, особенно среди молодежи, представление о национальности не входило в круг важной информации. Если юноша и девушка знакомились где-нибудь на комсомольской стройке, то мысль о том, какой национальности их пара возникала у них в последнюю очередь, или не возникала вовсе. Отсюда большое количество межнациональных браков.

Разумеется, бытовой национализм иногда проскакивал, но воспринимался как что-то пережиточное, не очень чистое и мелкое. Хорошей иллюстрацией советского восприятия национальности может служить фильм «Кавказская пленница». Студент Шурик приезжает в кавказскую республику, влюбляется и начинает ухаживать за местной девушкой Ниной. Ни о каких национальных аспектах при этом не думает. Эти отношения выглядят нормой. «Этнический» подход демонстрирует товарищ Саахов. Он поступает согласно «традициям гор». Это выглядит смешно.

А сейчас? Вообразите фильм о московском студенте, который бы приехал, например, в Дагестан и вступил в противоборство с главой района за обладание девушкой. Вряд ли бы из этого получилось сделать комедию. А вот остросюжетный боевик с печальным концом – запросто. Многое изменилось.

Почему же все-таки «советский народ» так быстро распался? Почему братские отношения так быстро сменились враждой?

Причин несколько.

Во-первых, стремление к кучкованию по мелким национальным группам – общемировая тенденция. Этнологи назвали её «взрывом этничности». Она затронула даже США, которые с момента основания считались грандиозным «плавильным котлом». Вопреки ожиданию, американские граждане итальянского происхождения вдруг потеряли желание смешиваться с англосаксами. Обособились выходцы из Китая. О своей национальной гордости все чаще заявляют индейцы и пр. То же происходит и у нас. Во многом это реакция на процесс глобализации.

Во-вторых, немало ошибок в национальной политике было сделано и самими советскими властями. Главные из них – это запись о национальности в паспорте, и сохранение национальных республик внутри страны. Эти два фактора сыграли роль «перфораций», по линии которых и произошел разрыв.

Современные российские власти этот опыт учитывают. Как известно, в современных паспортах записи о национальности нет. Но национальные республики сохраняются. В ситуации «взрыва этничности» ликвидировать их невозможно. Это вполне можно было сделать в советское время, но теперь момент упущен. К чему это приведет – не известно.

Таким образом, можно сделать вывод, что «советский народ» в каком-то смысле начал формироваться как историческая реальность. Но в результате объективных причин и ошибок в национальной политике до конца сформирован так и не был.

Автор: Вадим Викторович Долгов — российский историк и писатель. Доктор исторических наук, профессор.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *