Связь с Большой землей устновлена

связист
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Трудным оказалось лето 1942 года. Фашистские полчища рвались к Волге, на Кавказ. Позарез им нужна была нефть. В газетах, листовках и радиопередачах гитлеровцы взахлеб кричали о своих победах на юге, о том, что вот-вот возьмут Сталинград, Ленинград, Москву. Всевозможными пропагандистскими трюками они старались воздействовать на население оккупированных районов, деморализовать партизан и подпольщиков, ослабить силу их ударов.

Не скрою, мы с тревогой наблюдали в те дни за усиленной переброской фашистских войск и техники на восток и сожалели, что не имеем связи с Большой землей: как пригодились бы там наши сведения! И вдруг Михаил Носко приносит от Владимира Вашкевича радостную весть: кукшевичским товарищам удалось установить связь с группой десантников, приземлившихся в станьковских лесах.

Вскоре Вашкевич познакомил меня и Павла Хмелевского с командиром этой группы, Михаилом Минаковым и разведчицей Аней Хромовой. Встретились мы в лесу недалеко от Кукшевичей. Минаков — рослый, стройный, по-военному подтянутый — меньше всего походил на мастера производственного обучения ремесленного училища, которое покинул лишь месяц назад.

— Чем мы сможем вам помочь? — спросил я у Минакова.

— Нас интересует многое. Переброска по железной и шоссейной дорогам живой силы и техники противника, гарнизоны в Минске и Дзержинске, моральное состояние гитлеровских войск, действия оккупантов. Словом, надо знать все, что делается здесь, всюду иметь свои глаза и уши.

— Глаза есть, а вот с ушами плоховато, — пошутил я. — В школе убегали с уроков немецкого языка, а теперь жалеем об этом.

Чтобы снабжать разведгруппу интересующей ее информацией, комитет возложил на подпольщиков новые обязанности. Алексей Шалай, работавший дежурным по станции Койданово, должен был сообщать сведения о движении поездов. За железной дорогой стала вести наблюдение также Валя Жданович. Докладывать об изменениях в гарнизоне Дзержинска обязали Михаила Белькевича. Ценные сведения добывал Павел Шатилло. У коменданта Гевеке бывал начальник управы Дмитриев, к нему заходили офицеры местного гарнизона. В такие минуты Павел, прильнув ухом к дощатой перегородке, отделявшей его комнату от той, где жил Гевеке, внимательно слушал и запоминал все, о чем говорили гитлеровцы (он неплохо знал немецкий).

Смелыми и находчивыми помощниками группы Минакова стали Николай Юрай и Евгений Вашкевич из деревни Шатилы. Правда, гитлеровцам удалось напасть на след этих разведчиков. Нежданно-негаданно они нагрянули в деревню, схватили обоих, скрутили им руки колючей проволокой и на глазах односельчан подвергли пыткам.

— С кем связаны? Кому передавали сведения?! — орал на них полицейский, тыча дуло пистолета в лицо то одному, то другому.

Подпольщики молчали. Они погибли, но товарищей своих не выдали.

Все лето мы поддерживали контакт с Минаковым. Это была пока единственная живая нить, связывавшая нас с Большой землей.

Разведчики ценили нашу работу. Летом 1942 года Минаков включил в свою группу подпольщицу Анну Рымар (Безнос), а осенью его заместителем стал Владимир Вашкевич.

Работа в подполье требовала особой осторожности, заставляла учитывать каждую мелочь. Не всегда хватало нам этих качеств. Однажды я едва не попался в лапы врага. Ездил на велосипеде к Юховичу. Возвращаясь в город, увидел возле сквера Павла Хмелевского. Окликнул его. Затем, не слезая с велосипеда, медленно ехал по аллее сквера и рассказывал ему о делах в отряде. Мы и не заметили, как нос к носу столкнулись с полицейским Швабом и начальником жандармерии.

— Почему ехайт на велосипед по скверу? — заорал жандарм на ломаном русском языке. — В полицию!

велосипедист

Я катил велосипед в довольно неприятном сопровождении. Дело ясное — велосипед в полиции отнимут, размышлял я. Могут даже избить. А если вздумают обыскать? В кармане — пистолет.

Однако мне неожиданно повезло: в сквер ворвался табун лошадей, которых конюх полиции гнал с пастбища. Мои сопровождающие бросились к нему. Я тотчас же вскочил на велосипед и во весь дух помчался по улице, затем свернул в переулок и только тогда вздохнул с облегчением.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *