Тайна шифра

Энигма
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Когда после Первой Мировой войны в свет стали выходить мемуары различных авторов, отставные немецкие адмиралы узнали, какой не поправимый урон всему ходу войны на море нанесла потеря кодовых книг крейсера «Magdeburg», захваченных на Балтике летом 1914 года.

В первые послевоенные годы в Германии, освобожденной от военных расходов, промышленники старались заработать деньги продвижением на рынок принципиально новых товаров. Так в середине 20-х годов появилась первая в мире электрическая пишущая машинка «Олимпия-Электрик». Она и послужила основой для первой в мире шифровальной машины. Та требовалась потому, что процесс ручной шифровки и расшифровки занимал очень долгое время.

Если упрощенно описать схему шифровальной машины, то получится такая конструкция. Две электрические пишущие машинки соединены между собой проводами через коммутатор с гнездами. В зависимости от вставленных в гнезда штепселей можно, нажимая на клавиши одной машинки, получить отпечаток любой буквы на другой. Теперь текст телеграммы печатается на одной машинке, на второй автоматически получается зашифрованное послание. В любом другом месте, перепечатав «бессмысленный» на первый взгляд текст, получают его первоначальный вариант. Все просто и очень быстро, только нужно знать, в какие гнезда какие нужно вставить штепсели.

С этим изобретением в 1927 году выступил берлинский инженер Кирх, и уже на следующий год принципиально решен вопрос о принятии в армии новой конструкции. Устройство для быстрой зашифровки и расшифровки сохранило название данное конструктором — «Энигма», или по-русски «Загадка».

Немецкие военные специалисты, ухватившись, за идею продолжили разработку. Удалось повысить скорость обработки текста за счет замены ручного коммутатора системой шестерен, рычагов и двух валиков. Производя соответствующие изменения, можно было в значительной степени затруднить попытки дешифровки.

Помня об ошибке 1914 года, немецкие адмиралы очень заботились о секретности радиосвязи. Если армия и воздушные сипы широко пользовались радиосвязью для повседневной (небоевой) деятельности, флот при любой возможности прокладывал систему наземных кабелей, что бы вся административная переписка не загружала систему радиосвязи боевого управления. Более того, в морской образец машины ввели третий валик, еще более повысив секретность, и пошли еще дальше, разработав отдельный шифр для каждого театра военных действии и отдельно для надводных и подводных кораблей. Например, в Атлантике для подводных лодок работал шифр «Зюйд», а на Средиземном море — «Медуза». По условному сигналу шифры менялись, а в конце месяца менялись обязательно. Вся документация по шифрсвязи печаталась на быстрорастворимой бумаге.

Считалось, что даже если документы и даже сама аппаратура попадут в руки противника, он сможет читать радиограммы только до конца месяца, до смены ключа. Однако, как говорится, «на всякий газ есть противогаз».

Еще в предвоенное время польские криптографы смогли «расколоть» более простой армейский шифр и даже построить примитивную копию шифрмашины. На встрече в Варшаве 25-26 июня 1939 года они передали два комплекта аппаратуры и документации англичанам и французам. Те продолжили исследования.

В ходе начавшейся мировой войны немецкие подводники в первый период действовали в основном методом дежурства одиночной лодки в отведенном районе. Поток радиосообщений был не слишком велик. При переходе к тактике «волчьих стай» радиообмен между лодками и штаб квартирой возрос многократно.

HMS Somali.

Английская разведка старалась всеми силами добыть рабочий экземпляр шифровальной машины именно морского образца и комплект ключей наиболее длительного срока пользования. Надводные корабли в основном ходили у своих берегов, а подводные лодки чаще всего погибали в открытом океане без какой-либо возможности снять с них документы и аппаратуру.

Весной 1941 года английские военно-морские силы провели рейд на Лофотенские острова, т.н. операцию «Клаймур». Кроме разрушения сооружений и потопления нескольких транспортов, эсминец «Somali» обстрелял и взял на абордаж патрульный корабль NN 04 «Krebs». Командир его был убит прежде, чем успел уничтожить секретные документы. Шифровальную машину и кодовые таблицы успели бросить за борт. Остались целыми только разрозненные валики от машины. Тем не менее происшествие сослужило хорошую службу. Кто-то из разведчиков подал интересную мысль. Немцы очень нуждались в информации о состоянии атмосферы для составления долгосрочных прогнозов погоды, особенно нужных для авиации. Вели разведку погоды подводные лодки. Высаживались метеопартии в отдаленный районах вплоть до Гренландии и Шпицбергена, устанавливались автоматические метеостанции на побережье даже в Канаде.

В море посылали малые корабли для метеонаблюдений. В силу своей сложной задачи они пребывали в море долгий срок. Все метеосводки шли в зашифрованном виде, для нормального радиообмена метеосуда должны были получать ключи к шифрам на длительный период времени. По агентурным данным установили, что метеорологические суда получают ключи на 3 месяца вперед. Разведчики предложили путем радиопеленгования установить примерное местонахождения одного из таких кораблей погоды и попытаться захватить его. Так и поступили. За счет перехвата радиограмм установили, что в районе острова Ян-Майен почти всегда находится одно или два немецких метеосудна.

Англичане развернули широкий поиск в районе этого острова, и 7 мая все тот же «Somali» захватил врасплох бывший траулер, а ныне корабль разведки погоды KBS-6 «Munchen». «Энигму» моряки уничтожили, но остались таблицы шифров до июня месяца. Это дало очень многое для понимания общей системы шифрования. Не оставляя мысль получить полный набор документов именно на метеосудне, там же у Ян-Майена 25 июня англичане захватили второй метеотраулер «Lauenburg”. С него все досталось в неприкосновенности. Однако «Его Величество Случай» улыбнулся англичанам раньше.

К югу от Исландии 8 мая на конвой ОВ 318 вышла подлодка U 110. Командовал ей известный подводник капитан-лейтенант Фриц-Юлиус Лемп. Именно он, командуя лодкой U 30, потопил 3 сентября 1939 года недалеко от английских берегов первую жертву немецких подводников во Второй Мировой войне лайнер «Athenia» с многочисленными жертвами. История эта обсуждалась во всем мире. Немцы обвинили англичан в провокации, а Лемпа посадили под домашний арест и приказа ли переписать вахтенный журнал.

Англичане хорошо запомнили эту историю, и уже в 1946 году бывшие подчиненные Лемпа давали показания Нюрнбергскому трибуналу о событиях семилетней давности. Одна ко это все впереди, пока Лемп, получив новую большую лодку типа IX, оперировал в Атлантике. За счет большого опыта он торпедировал из состава конвоя сразу два судна — «Esmound» (4976 брт) и «Bengor Head» (2609 брт). Корабли третьей эскортной группы бросились на поиск и корвет «Aubriten» засек подводную цепь и точно сбросил серию бомб. Лодка всплыла и попала под сосредоточенный огонь корвета и подошедших эсминцев «Bulldog» и «Broadway». Экипаж пробовал сопротивляться, но пронесшийся мимо эсминец сбросил вдоль борта серию глубинных бомб с минимальной установкой глубины взрыва. Силой взрыва разбило аккумуляторы и по лодке поплыли клубы хлорного газа. Часть экипажа стала в панике бросаться в воду, считая, что лодка сейчас затонет.

Абордажная партия с «Bulldog» во главе с лейтенантом Давидом Болме, оправдывая название своего корабля, бульдожьей хваткой вцепилась в подлодку. Ее удалось удержать на поверхности и взять на буксир. Причем Лемп увидев, что корабль могут захватить англичане, хотел бросится внутрь, пытаясь ускорить процесс затопления, но его уложили точной автоматной очередью. Англичане больше беспокоились о захвате лодки, чем о спасении экипажа, возможно кто-то и оказал сопротивление, поэтому всего погибло 14 немцев. Процессия двинулась по направлению к Рейкьявику, но на другой День U 110 все же затонула. Именно в этом бою среди пленных немцев нашлось трое, служивших еще на U 30. Несмотря на их показания 1946 года, англичане молчали о том факте, что лодка находилась в их руках несколько часов, целых 17 лет, до 1958 года.

На борту лодки была захвачена работоспособная «Энигма» и комплект документов вплоть до инструкции по пользованию, и еще один комплект ключей до июня месяца. Сложив находки на патрульном корабле, метеосудне и подлодке англичане перешли к чтению радиограмм в режиме реального времени и смогли раскрыть шифр «Гидра». Он использовался субмаринами в тот момент. Эффект сказался почти сразу. Потери конвоев уменьшились, так как корабли обходили места, где их караулили подлодки, потери немцев увеличились, так как их поджидали и неожиданно атаковали в местах нахождения на позиции.

Не подозревая о происшедшем, но пытаясь подстраховаться, немцы ввели в феврале 1942 года дополнительную степень секретности, установив на морской шифрмашине четвертый кодирующий валик. Союзники подозревали об этом, но надеялись как-то выйти из ситуации. Поскольку все подлодки сразу оснастить новой машиной было невозможно, усовершенствованый вариант ввели в действие в ночь с 8 на 9 марта 1942 года. Снова союзники потеряли свое преимущество. Однако уже развилась радиолокационная техника. Достаточно было путем радиопеленгования определить район нахождения лодки, чтобы направить туда группу самолетов с радиолокаторами и начать охоту. Через пять месяцев англичанам вторично повезло. 30 октября 1942 года в Средиземном море северо-западнее Порт-Саида с самолета 47-й эскадры RAF заметили подводную лодку. Рядом находилась поисковая корабельная группа — эсминцы «Pakenham», «Petard», «Hero» и корветы «Hurwort», «Diverton».

После сосредоточенной атаки глубинными бомбами с кораблей и самолета U 559 всплыла, и капитан-лейтенант Ханс Хейдманн приказал покинуть корабль. За исключением 8 человек экипаж спасен. Специально тренированная абордажная партия с «Petard» приготовилась к высадке, но лодку затапливало стремительно. Командир группы лейтенант Энтони Фессон спустился в тонущую лодку, оторвал шифрмашину от стойки и передал на палубу матросу Гразьеру. Сам он выйти уже не успел. Получив последний, 4-валиковый образец англичане через небольшой промежуток времени смогли прочесть немецкие шифры «Медуза», «Тритон», «Тетис». Результаты сказались довольно быстро. За период сентябрь 1939-го май 1940 г. ежемесячные потери составляли 2,5 лодки в месяц, за июнь 1940-го — февраль 1942 г. — 2,3. С марта 1942-го по март 1943 г. — 9,2.

Конечно, не одна дешифровальная служба смогла переломить ход битвы за Атлантику, но вклад ее в победу очень велик. За счет знания примерного местонахождения субмарины достигалось многократное сокращение района поиска кораблями и самолетами. Немцы так же имели серьезную дешифровальную службу, но когда случались периоды резкого увеличения потерь и вставал вопрос — или это результат предательства, или противник читает шифры, до конца войны отрабатывали только первый вариант, не усомнившись в надежности своей техники.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *